Северная Корея: возвращение к традиционному прошлому

Северная Корея: возвращение к традиционному прошлому

Северная Корея существует дольше, чем Советский Союз. В чём секрет выживания этого специфического режима? Что отличает КНДР сегодня от КНДР 1953 года? Чему можно поучиться у «партизанского государства»? На вопросы главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» ответил Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Института Китая и современной Азии РАН.


– В чём секрет выживания до такой степени специфического и, казалось бы, привязанного к определённой эпохе режима? Изменилось уже всё несколько раз, а он продолжается, как ни в чём ни бывало.


– Я даже больше скажу: Северная Корея существует дольше, чем Советский Союз. И во многом секрет в эндемичности. Хотя КНДР очень часто воспринимают, как клон Советского Союза, она им никогда не была и даже в рамках соцлагеря всегда находилась в достаточно специфической позиции – не в СЭВ, не в Варшавском договоре. Более того, в середине 1970-х гг. Северная Корея очень активно пыталась войти в Движение неприсоединения, что не нравилось Москве, и, кстати, пыталась зайти туда именно с точки зрения концепции «чучхе» – как опора на собственные силы.

Этот термин заслуживает отдельного внимания, потому что вариантов перевода много, не все из них передают суть, и даже «опора на собственные силы» – не совсем то.

Пожалуй, в современном контексте проще всего переводить «чучхе» как «суверенность», когда на первом плане – именно право идти самостоятельным путём, не подчиняясь чьему-то диктату.


– Это мы любим. Но всё-таки экономически страну похоронили очень давно и ждали её краха. Она пережила всё. За счёт чего это произошло?


– С моей точки зрения, есть несколько причин. Главная в том, что Северная Корея всегда была окружена таким уровнем демонизации, что из желания выстраивать и поддерживать карикатурную картинку «государства зла», реальных исследований по перспективам устойчивости Северной Кореи не велось. Проще было двадцать лет подряд повторять, что не пройдёт и трёх лет, как страна развалится. Именно поэтому какие-то механизмы устойчивости режима, построенные и на особенностях командно-административной системы, и на иных факторах, выпадали из поля зрения. Северной Корее пророчили коллапс после смерти Ким Ир Сена, пророчили коллапс после смерти Ким Чен Ира, пророчили коллапс, когда случилось сочетание санкций и самоизоляции всей страной на фоне COVID-19, но все эти трудности страна переживает, очень во многом благодаря тому, что, хоть у авторитарных режимов есть недостатки, но один из их безусловных бонусов – лучшая способность реагировать на чрезвычайные ситуации. 


– Мобилизация то есть?


– Да. И связанные особенности системы управления, которые позволяют быстрее принимать решения, манипулировать силами и ресурсами и снижать уровень безответственности.


– Сам политический режим, саму систему как можно охарактеризовать или назвать? Со стороны – это какая-то мистическая монархия. 


– У японского историка Харуки Вада есть любопытный термин «партизанское государство». Он связан с тем, что у Ким Ир Сена и той фракции, которая сначала вместе с ним воевала против японцев в тайге, а потом стала руководить страной, есть это общее прошлое. Это не просто партизаны, это партизаны без Большой земли, которые существовали в голоде и холоде (до -50℃ зимой), вынуждены были сражаться против очень жестокого и умного противника и при этом не просто выжили, а действительно наносили противнику какой-то вред. 

Что такое командир партизанского отряда в такой ситуации? Во-первых, это человек, который решает и военные, и административные вопросы, но военные на первом плане. Во-вторых, это человек, который привык существовать в условиях нехватки всего. Эта нехватка, с одной стороны, консервирует определённые практики, с другой, учит жить в условиях, когда под рукой нет ничего, но ты должен уметь экономить, выкручиваться и искать нестандартные пути. Партизаны воюют против превосходящего противника, значит, надо уметь уклоняться от ударов и искать асимметричные ответы. Партизанский отряд существует в ситуации, когда ты должен уметь учитывать нужды народа и не перегибать палку, иначе крестьяне, для которых партизаны превратились в разбойников, просто сдадут тебя оккупантам. При этом внутри отряда ты должен поддерживать сердечное согласие и железную дисциплину, потому что партизанский отряд с предателем – это мёртвый партизанский отряд. И вот сочетание всех этих факторов, которые, естественно, въелись в этих людей и прошли проверку практикой (потому что именно благодаря этому они сумели дожить до 1945 г.), сыграло свою роль, когда эти люди начали строить государство.


– Как соотносится менталитет этих партизан с корейской традицией исторической?


– На определённом этапе Корея была очень традиционным государством, и, на самом деле, многие элементы северокорейской командно-административно системы – это не ужасное будущее, это возвращение к традиционному прошлому. Собственно, Ким Ир Сен, по свидетельствам тех, кто с ним общался, достаточно спокойно относился к своему культу личности и воспринимал его скорее именно как дань традициям, как то, что принято. И сейчас нынешний руководитель Северной Кореи относится к своему культу личности тоже достаточно спокойно, не пытаясь догнать отца и деда, и вообще, если рассматривать теорию власти по Веберу, потихоньку двигает страну от харизматической модели к институциональной. 


– Как интересно. Но институты свои какие-то?


– Институты свои, но, условно говоря, начинают существовать и активно действовать государственные структуры, значительно меньше общий уровень возвеличивания текущего вождя, и сам Ким периодически демонстрирует то, что он не небесный правитель, а человек, которому не чуждо человеческое. 


– И это отличает КНДР сегодня от КНДР в 1953 году?


– Да, во многом. Хочу ещё раз отметить, распространять на КНДР определённые штампы Советского Союза было бы неверно. Вот какой характерный пример. В Советском Союзе было такое явление, как диссидентствующая интеллигенция. И, кстати, она очень любила выписывать журналы «Корея» и «Корея сегодня» в качестве замены журнала «Крокодил».


– Да, даже я помню в детстве.


– В Северной Корее этого явления нет, и в эмблеме трудовой партии Кореи кроме серпа и молота есть кисточка, которая означает в среднем класс служащих. Более того, интеллигенция (особенно военно-научно-техническая) имеет очень высокий статус. Вот эти известные кварталы новостроек поначалу заселялись именно профессорско-преподавательским составом Университета им. Ким Ир Сена, а также сотрудниками военных и невоенных НИИ.

Поэтому классический подход, что раз есть авторитарный режим, значит, там есть интеллигенты-диссиденты, не совсем работает. 


– Отношения России и Северной Кореи активизировались, но если говорить о практической стороне, то сотрудничества почти нет. Куда это может развиться?


– Это сильно будет зависеть от общих трендов миропорядка. Сейчас на одной чаше весов потенциальная выгода от сотрудничества с КНДР, которая при этом не всем очевидна, потому что карикатурный образ красной монархии довлеет над умами лиц, принимающих решения, которые не изучали контекст так серьёзно, как корееведы. А на другой чаше – относительно понятные риски от ситуации, когда страна, которая голосовала за санкции против Северной Кореи, начинает их активно нарушать. 


– Мы начинаем их активно нарушать, с тем чтобы перевести в нормальный формат отношений?


– Я бы сказал так: сейчас мы находимся в том этапе глобальной турбулентности, когда старый миропорядок уже начинает давать трещины, а контуры нового ещё не определены. Именно поэтому многие общественные дискуссии, в том числе дискуссии относительно того, насколько надо или не надо игнорировать санкционные резолюции, – это всё разговоры о том, насколько в нынешней чашке, которую мы пытаемся снова склеить, клея больше, чем фарфора.


В иллюстрации использовано изображение автора Brickclay (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/, фото автора Bjørn Christian Tørrissen  (CC BY-SA 3.0) с сайта  https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=32549012 и фото автора Nicor (CC BY-SA 3.0) с сайта https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=21131178
05.12.2023
Важное

Путь гения: Эрнест Долфи и революция джаза в нью-йоркских клубах 1960-х.

29.02.2024 09:00:00

ФРС - центральный банк США, созданный в 1913 году для обеспечения стабильности финансовой системы.

28.02.2024 19:00:00

Как изменилась культура маори из-за попыток ассимиляции европейцами и распространения «западного» образа жизни.

28.02.2024 17:00:00

Автопроизводители США требуют запретить ввоз китайских машин из Мексики.

28.02.2024 15:00:00
Другие Интервью

Интервью с научным сотрудником Института США и Канады РАН Александрой Филиппенко

 



Интервью с членом-корреспондентом РАН, директором Института всеобщей истории  Михаилом Липкиным.

Интервью с доктором экономических наук, членом-корреспондентом Российской академии наук Ольгой Буториной.

Интервью с доктором политических наук, руководителем центра политологии и политической социологии ИВ РАН Александром Железняковым.