«Мы не закроемся, пока искусственный интеллект не напишет все романы!»

«Мы не закроемся, пока искусственный интеллект не напишет все романы!»
Cappelens Forslag – независимый книжный магазин в самом центре Осло и один из самых необычных магазинов Норвегии. Основан в 2011 году однофамильцами Пилом и Андреасом Каппеленами. Здесь можно купить необычные и раритетные издания, которые не продаются в сетевых магазинах: как новые, так и подержанные и антикварные книги, в основном на английском и норвежском языках. Десять лет назад владельцы магазина придумали издать книгу, чтобы поправить финансовые дела. Уникальная энциклопедия «Разговорный лексикон» (Cappelens Forslags Konversasjonsleksikon) получила премию как самая красивая книга года, была издана в Германии и до сих пор помогает Каппеленам держаться на плаву. Книжный магазин вошел в путеводители по Норвегии, а во время пандемии стал героем репортажа газеты Guardian. На наши вопросы любезно согласился ответить Пил Каппелен Смит (Pin Cappelen Smith) – книготорговец, редактор и издатель. Рубрику на сайте «Книжная индустрия» ведет Елена Дорофеева, литературовед, переводчик, специалист по скандинавской литературе.

– Уважаемый Пил, что означает название вашего книжного магазина? Оно как-то связано с известным норвежским издательством (Cappelen – Е. Д.), или это совпадение?

– Название Cappelens Forslag действительно напоминает крупнейшее издательство Норвегии (стоит лишь убрать букву s). Мы выбрали его по одной простой причине: и у меня, и у моего коллеги Андреаса, с которым мы открыли этот книжный, одинаковая фамилия – Каппелен, хотя мы не родственники. Forslag – по-норвежски «предложение». Получается «Предложение Каппеленов», что является довольно точным описанием того, чем мы занимаемся.

– На сайте магазина написано, что здесь не продается популярная жанровая литература, но всегда можно найти что-то оригинальное, в том числе подержанные и антикварные книги. Как вы создаете ассортимент и где заказываете книги?

– Да, мы стараемся избегать жанровой литературы, ведь ее можно купить в любом киоске. Наш принцип очень прост: заказывать книги, которые мы сами прочитали или хотели бы прочитать. Вторая категория, конечно, превосходит первую, но за двенадцать лет у нас появилось своего рода чутье на то, что может быть интересно нашим клиентам. Мы любим редкие и запрещенные книги, издания, которые больше не имеют смысла (например, туристические путеводители по несуществующим странам). Всегда выбираем наиболее интересные издания любого произведения. Так, роман Оруэлла «1984» был опубликован на разных языках с самыми разными обложками, каждая из которых интересна с точки зрения эстетики и ценностей своего времени. Нам нравится обращать внимание на такие вещи.

До пандемии каждые шесть недель мы брали пустые чемоданы и ехали за границу – в Амстердам, Берлин, Лондон, Эдинбург и другие места, известные своими редкостями. Никакой город в Европе не сравнится в этом смысле с Эдинбургом! А дважды в год я летал в Нью-Йорк в погоне за первыми изданиями некоторых книг и необычными вещами. Но ковид положил этому конец, и с тех пор у нас нет бюджета на подобные поездки. Но когда-нибудь, я уверен, мы снова отправимся в путь. А пока заказываем новые издания у Gardners Books (крупнейшего английского дистрибьютора – Е. Д.), ведь более половины нашего ассортимента – на английском языке (то же можно сказать и о наших клиентах).

– Как вас находят туристы?

– У нас отличная репутация в интернете, и это привлекает туристов. В нашем магазине всегда можно найти что-то необычное. Например, помимо английских и норвежских книг, есть достаточно случайная и небанальная подборка на немецком, итальянском, испанском, китайском и датском языках.

– Несмотря на это, маленькому книжному магазину приходится бороться за выживание. Как вам пришла идея издать книгу, которая помогла удержаться на плаву?

– В 2013 году мы поняли, что наш магазин, ставший пространством для хорошей литературы, встреч и обмена идеями, не приносит дохода, средств не хватало даже на аренду. В то время я понял, что традиционная бумажная энциклопедия умерла как жанр, но сам формат казался мне привлекательным, нужно было иначе преподнести его. Так появилась идея издать субъективную энциклопедию, что звучит парадоксально. Мы назвали ее «Разговорный лексикон» (Conversational Lexicon), и книга вышла в двух томах. Хотя у нас не было средств, нам удалось привлечь к проекту многих писателей из разных стран. Книга содержит тексты на 11 языках, некоторые записи сделаны на кириллице (ее использовал македонский поэт Никола Маджиров и немецко-русский писатель Владимир Каминер). Особую роль сыграло оформление: обложка из телячьей кожи, переплет ручной работы.

– Энциклопедия получила приз как самая красивая книга года в Норвегии и была переведена на немецкий язык. Каким тиражом она выходила и принесло ли это известность книжному магазину?

– Два тома были изданы общим тиражом 10 000 экземпляров. Мы придумали разные версии оформления: кожаный и тканевый переплеты, а также мягкая обложка. Мы до сих пор регулярно продаем эти книги. Не уверен, что премия принесла большую популярность. Немецкий перевод был продан тиражом менее 3000 экземпляров, и впоследствии немецкий издатель отказался от него. И все же это было отличное приключение!

– Есть что-то уникальное, что дает читателю маленький книжный магазин, когда любую книгу можно сегодня заказать в интернете?

– То, что может предложить небольшой книжный магазин и чего никогда не будет в интернете, – это сообщество, беседы, кофе, музыка, запахи, эмоции, сюрпризы, возможность подержать в руках и рассмотреть книгу. Коротко говоря, это атмосфера и сама жизнь – то, чем интернет никогда не сможет обеспечить.

– Как магазин выжил во время пандемии? Guardian сделали сюжет о вашей «службе доставки» в защитных костюмах с респираторами. Вы делали это, чтобы магазин стал более популярным, или хотели показать людям необходимость самоизоляции?

– Во время ковида все магазины были закрыты, и мы, конечно, серьезно пострадали. Акция с доставкой книг в самодельных защитных костюмах родилась из осознания того, что нас могут закрыть на неопределенный срок и нельзя сидеть сложа руки. Кроме того, норвежское общество поначалу не отнеслось к ситуации серьезно, и мы решили, что подобный трюк может повысить осведомленность людей. То, что Guardian сняли об этом небольшой документальный фильм, стало для нас неожиданностью. В течение недели после этого мы были завалены заказами.

– Вы с оптимизмом смотрите в будущее книжного бизнеса? Ваш проект – это бизнес или любимое дело, которое вы совмещаете с другой работой?

– Не знаю, как ответить на этот вопрос. Пока мы продолжаем придумывать что-то, чтобы держаться на плаву, и это приносит нам радость, я думаю, у нас все в порядке. Да, нам обоим приходится подрабатывать, но я думаю, мы не закроемся, пока искусственный интеллект не напишет все романы! Дальше я не хочу загадывать.

– Как вам кажется, норвежцы много читают? Бумажные книги по-прежнему более популярны, чем электронные и аудиокниги?

– Норвежцы по-прежнему читают бумажные книги, но аудиокниги все больше завоевывают рынок. Я знаю много читающих детей, но это неудивительно, ведь я книготорговец. В целом ситуация не выглядит многообещающей. Как заметил стендап-комик Джерри Сайнфелд, «книжные магазины – единственное доказательство того, что люди все еще думают».
Иллюстрация: использованы изображения Geipenko , National Library of Norway
14.06.2024
Важное

Во второй половине 2024 года операционная прибыль компании Nokia упала на 32%.

20.07.2024 13:00:00

Electronic Arts анонсировала футбольный симулятор EA Sports FC 25.

20.07.2024 09:00:00

Скелет динозавра был продан на аукционе Sotheby’s за 45 миллионов долларов.

19.07.2024 17:00:00
Другие Интервью

Интервью с бразильской актрисой, режиссёром, преподавателем и театральным экспертом Симоне Шуба.

Интервью с писательницей, депутатом египетского парламента Дохой Асси.

Интервью с директором отделения Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН по связям с Россией (ФАО) Олегом Кобяковым.

Интервью с писателем и общественным деятелем Западной Африки Сулеянтой Ндьяем.