«Цифровой шелковый путь»

«Цифровой шелковый путь»

«Цифровой шелковый путь» имеет все шансы стать глобальным. Председатель КНР Си Цзиньпин на саммите «Большой двадцатки» призвал укреплять сотрудничество в развитии цифровой экономики. Ведь именно инновации в данной области – ключ к трансформации международных рынков и один из главных драйверов их роста. Какие тренды цифровизации являются наиболее многообещающими? Для чего странам БРИКС нужна своя электронная валюта? Как в контексте тотальной цифровизации решаются кадровые вопросы. На эти и многие другие вопросы в интервью международной сети TV BRICS ответил первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин. 


- Видите ли вы разворот российского бизнеса на Восток и повышенный интерес клиентов к Китаю?

- Интерес российских клиентов к Китаю всегда был, но теперь он вышел совершенно другой уровень. Вот простой пример. Объем платежей в юанях вырос в десятки раз. Мы, российский банк, начали выдавать кредиты в юанях. Рост кредитования в юанях в 2022-м году вырос в 280 раз. Депозиты возросли в 90 раз.

Китайский финансовый сектор очень быстро развивается и, на мой взгляд, является одним из самых перспективных географических финансовых секторов в мире. Те финансовые услуги и та финансовая мощь, которая есть в китайских банках – одни из самых мощных финансовых институтов в мире. И это, конечно, радует.

Юань реально может стать лидирующей мировой валютой. И не только во взаимных расчетах между странами БРИКС, но и гораздо шире. И я считаю, что юань в скором времени обгонит доллар и евро. Сейчас он находится на третьем месте, при этом резко теснит евро и доллар в платежах. И я уверен, что он будет на втором, может быть и на первом месте.

- Сегодня нашу повседневную жизнь невозможно представить без цифровых технологий. Как показывает практика, и экономическое взаимодействие между странами тоже, Китай здесь, без сомнения, наш партнер номер один. Какие направления российско-китайского сотрудничества в цифровой сфере вы считаете, наиболее перспективными? И почему?

- Самая важная технология, которая сейчас есть, и которую Сбер активно развивает, это, конечно, искусственный интеллект. Мы являемся Центром компетенций по искусственному интеллекту, Всероссийским центром компетенций по искусственному интеллекту и считаем, что именно в этой технологии лежит возможность сотрудничества. И Россия, и Китай имеют очень хорошие достижения и заделы в искусственном интеллекте. К примеру, мы как Сбер сделали сеть, которая называется «Кандинский», она позволяет по тексту делать рисунки, делать картинки. И если сравнивать ее с лучшими сетями, которые сделаны в мире, в данном случае в США, то она входит в топ-3 лучших сетей. Если мы сравниваем по той скорости, по которой она набирала аудиторию, у нас самая быстрорастущая сеть в мире, она 1 000 000 пользователей набрала за четыре дня. Сейчас мы запускаем свой аналог Chat GPT, он называется GigaChat. Это сеть, которая позволяет на естественном языке общаться с человеком, доносить до него знания, делать какие-то обобщения, подсказывать ему. В этом мы видим еще и коммерческое применение, когда есть помощник, который подсказывает, как лучше сделать, сказать, но в первую очередь в профессиональном плане. Мы также будем его погружать в наши ассистенты: цифровые ассистенты, звуковые ассистенты Салют. И, собственно говоря, это будет движком для нашего ассистента, который живет, в том числе в умных колонках, в телевизорах и так далее.

- Мы частично с вами затронули тему федерального проекта «Искусственный интеллект». Как он может изменить нашу страну?

- Это технология будущего, которая будет влиять на всю нашу жизнь. И если мы говорим про экономику, по расчетам до 2025-го года искусственный интеллект даст плюс 1% ВВП. Это большие деньги. Федеральный проект «Искусственный интеллект» нацелен на то, чтобы развивать основные движущие факторы ИИ. Это все, что касается железа, то есть компьютеров, которые делают эти вычисления, это все, что касается развития, то есть программного обеспечения, людей, потому что людей надо учить. И у нас, и у Китая, и у других дружественных стран очень много ученых, которые хотят и умеют развивать искусственный интеллект. Это первое. Второе, это Open Source, программное обеспечение, распространяемое с открытым исходным кодом. Мы могли бы вместе с китайскими учеными, с китайскими инженерами, с китайским комьюнити делать вместе такие ресурсы, где можно было бы выкладывать этот код и дорабатывать его. Таким образом, получаются лучшие модели в мире. Это и практическое сотрудничество, конечно. Недавно мы были в Китае и видели, как хорошо китайские коллеги продвинулись в части работы с искусственным интеллектом для беспилотника.

Доставка еды, доставка продуктов с помощью беспилотного транспорта. Это очень интересное направление. Поэтому, конечно, нам есть чему поучиться у китайских коллег. Уверен, что и китайским коллегам будет интересно посмотреть на наш опыт.

- Китай погружается в виртуальную в реальность. Правительство КНР опубликовало план развития национальной VR-индустрии. Согласно ему, в ближайшую пятилетку в Поднебесной собираются произвести и вывести на рынок 25 миллионов устройств для взаимодействия с цифровым миром. Китай на государственном уровне уже признал важность VR-индустрии? китайское правительство вкладывает туда просто гигантские деньги. А как наши специалисты могут поучаствовать в этой программе?

- VR-технологии, метавселенная это действительно следующий шаг развития, в том числе технологии искусственного интеллекта. И мы проводим здесь исследования, смотрим, как эта технология развивается. Пока что она еще не является индустриальной, но очевидно, за ней будущее. Мы смотрим также, как искусственный интеллект может генерировать, к примеру, контент – картинки, музыку и так далее. Мы сейчас экспериментируем с тем, чтобы это был бесконечный ряд картинок.

- Как это работает?

- Работает это достаточно просто. Мы берем большую выборку картинок, к каждой картинке так или иначе привязано текстовое описание. Нейросеть учится так же, как человеческий мозг.

- Как объяснить нейросети, что такое хорошо, а что такое плохо? Есть много опасений именно в этом.

- Это концептуальный вопрос, очень сложный на самом деле. И сейчас идет активная работа над этим. Это направление называется «Этика искусственного интеллекта». В ближайшее время это будет самым востребованным, самым важным направлением, одним из направлений, по которому мы точно должны сотрудничать с Китаем.  На человеческом базовом уровне, что такое хорошо и что такое плохо мы понимаем. Но сеть иногда учится на на том, что находится в Интернете и, соответственно, не всегда соответствует понятию «хорошо». Мы, люди, это различаем. Сеть, к сожалению, как ребенок, если она попала в бандитский квартал, то может стать бандитом в итоге. Поэтому надо, чтобы она жила в хорошей семье.

Хорошо воспитывалась и, соответственно, стала правильным благополучным гражданином. И здесь-то как раз и должна помогать этика искусственного интеллекта. У нас есть планы открыть совместный центр по этике искусственного интеллекта между Россией и Китаем. Это было бы большим шагом вперед в этом направлении.

- Переход к цифровой экономике неизбежно и кардинально трансформирует рынок труда. Внедрение новых технологий требует подготовки новых кадров. Расскажите, как в этом контексте ведется работа.

- В рамках проекта федерального проекта «Искусственный интеллект» есть большое направление по подготовке и переподготовке кадров. Мы в Сбере также занимаемся этой темой. Есть несколько направлений. Первое, это обучение молодежи. Мы сейчас активно работаем со школами, рассказываем детям уже с начальной школы, что такое искусственный интеллект, учим навыкам программирования. Если ребенку это интересно, то впоследствии он делает осознанный выбор при поступлении в высшее учебное заведение. Если это взрослый человек, то мы используем немного другой трек. Надо улучшать его навыки, если он уже что-то это знает, либо переучивать. У нас есть очень интересные примеры, когда люди в возрасте 50+ проходили это переобучение.

У нас есть и внутренняя школа, которую мы сейчас развиваем. Школа 21 –это, наверное, лучшая школа для быстрого обучения программистов топового уровня. Мы открываем эту франшизу по всей России, и там можно учиться вообще без образования. Важно, чтобы было желание и способности. У нас есть люди, которые в возрасте 60+ становились топовыми программистами, в возрасте 14 лет становились топовыми программистами. Это та возможность, где человек в прямом смысле слова переплавляет, переделывает сам себя. Вот, например, сейчас профессия, на которую есть огромнейший спрос, это промт-инженер, человек, который с помощью слов должен получать от сети правильный результат. Ну, условно говоря, когда вы работаете с картинкой, если вы пишете «нарисуй мне кошку», он может написать вам любую кошку. Но вы-то хотите какую-то кошку специальную. Делаете запрос - нарисуй мне кошку и дай описание. Это самый простой промт, который в итоге вам даст, скорее всего, требуемый результат. Но если вы хотите что-то более сложное и более креативное, вы должны понимать, как общаться с этой сетью для того, чтобы получить желаемый результат. Этим и занимается промт-инженер.

- Может ли искусственный интеллект уже заменить некоторые профессии?

- Про замену я бы не говорил, это скорее помощь, потому что в каждой профессии творчество занимает 20%, рутина занимает 80%. Даже такая творческая профессия, как журналистика, все равно несёт в себе много рутины: подготовка текста, поиск фактов и так далее. Все бы мог на самом деле делать наш GigaChat. Условно говоря, если бы его попросили подготовить наше интервью, наши вопросы, то, скорее всего, он бы справился. Ну, конечно, не так хорошо, как вы, но, по крайней мере, дал бы вам хороший материал для того, чтобы дальше его можно было развивать на высшем уровне.

- На высшем уровне все чаще звучат разговоры о том, что именно страны БРИКС являются неким таким «локомотивом» развития глобальной цифровой экономики. Скажите, какие условия нужно создать для того, чтобы этот «локомотив» поехал?

- Мне кажется, он и сейчас уже хорошо едет. Нужно больше координации. Есть хорошая тема про общую валюту стран БРИКС. Прием, допустим, юаня или рубля на территории всех стран БРИКС, либо других валют стран БРИКС в формате свободно конвертируемой валюты - это то, что поможет торговле между странами двигаться существенным образом вперед.

- Говорят, что эта валюта стран БРИКС может стать цифровой. Зачем это нужно?

- Это просто удобно на самом деле. Будет цифровой юань, будет цифровой рубль, а когда у вас есть две цифровые валюты, вам гораздо проще сделать все транзакции. Вы понимаете, что к чему принадлежит, как выглядят эти деньги и так далее. Это удобно и более понятно, и снимает большое количество вопросов на самом деле.

Рубль является свободно конвертируемой валютой. Это официально признанный факт. Юань - очень хорошо конвертируемая валюта. Есть определенные ограничения, но, тем не менее, оффшор юань очень хорошо развивается, у него большие перспективы. Поэтому я думаю, что это нужно нашим странам.

- Как вы оцениваете уровень устойчивого развития рынка в Китае?

- Китай сейчас является одним из драйверов ESG (ESG -принципы деятельности компании, основанные на защите окружающей среды, создании благоприятных социальных условий, добросовестном отношении с сотрудниками и клиентами и надлежащем корпоративном управлении – прим. ред.), и это очень важно. Мы видим, что более половины ESG-принципов сейчас внедряются в Азии. То есть это не США, не Европа, а это именно Азия. И Китай здесь является одним из лидеров. И не только в самих принципах, но и в так называемых зеленых инструментах, зеленых облигациях, для финансирования зеленых проектов, направленных на улучшение экологической среды. Привлекается финансирование. Там даже более низкие ставки, но тем не менее инвесторы вкладывают, потому что это более стабильно, более успешно и более гарантированно в будущем. Здесь Китай очень хорошо развивается. И мы когда помогаем нашим клиентам идти на китайский рынок, как Сбер говорим, что ваша задача соответствовать ESG-регулированию Китая и Азии в широком смысле этого слова.

- А разные критерии ESG-регулирования России и Китая?

- Они похожи. Но просто в Китае есть свои китайские сертификаты, есть определенная специфика, как и у каждой страны, но принципиально ничего не меняется. Надо просто соответствовать. Это как электричество, оно по всем странам одно и то же. Но когда ты приезжаешь из страны в страну, розетка может быть другой, либо еще что-то выглядеть по-другому. Но в целом электричество везде остается электричеством. Если ты современная компания вне зависимости от страны, ты должен соответствовать тем же ESG-принципам. 


В иллюстрации использовано изображение автора Rank Sol (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/


06.06.2023
Важное

Xbox анонсирует выход новых частей культовых игр Doom и Gears Of War на Summer Game Fest.

12.06.2024 13:00:00

Бразилия стала крупнейшим экспортным рынком для китайских электромобилей.

12.06.2024 09:00:00

В Южной Америке обнаружили самые крупные в мире доисторические наскальные указатели и предупреждающие знаки.

11.06.2024 17:00:00
Другие Интервью

Интервью с профессором факультета систем управления и робототехники, руководителем лаборатории BE2R ИТМО Сергеем Колюбиным.

Интервью с директором Русского дома в Чили Ниной Миловидовой.

Интервью с владельцем исландского книжного магазина The Old Bookstore Эйтором Йовинссоном.  

Интервью с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым.