Роль культурной дипломатии в отношениях РФ и Бразилии

Роль культурной дипломатии в отношениях РФ и Бразилии
Россию и Бразилию разделяют больше 10 тысяч километров, но с каждым годом страны становятся все ближе друг к другу. Их сферы сотрудничества постоянно расширяются. А как все начиналось? И при чем тут культурная дипломатия? В очередном выпуске совместного проекта партнера Евразийской медиагруппы, международной сети TV BRICS, и ГАУГН «БРИКС: в зеркале времен» рассказали Людмила и Ольга Окуневы, авторы русского перевода книги Бориса Фаусту «Краткая история Бразилии». Проект поддержан грантом Минобрнауки России в рамках федерального проекта «Популяризация науки и технологий».

– Что такое культурная дипломатия и какую роль она сыграла в отношениях двух стран?


– Культурная дипломатия дает возможность познать оба общества, особенности исторического, цивилизационного, культурного развития различных народов и тем самым сблизить их, что очень важно для культурной дипломатии, для культурного обмена. И может быть, об этом не все знают, но в Бразилии есть огромный интерес к русской культуре, к русской литературе и советской литературе. Существует огромная и фундаментальная переводческая школа. Они переводят, по-моему, всю русскую классику, поэзию советских времен. Например, такого сложного для перевода поэта, как Владимир Маяковский, они перевели просто превосходно.


В одном из самых главных бразильских университетов – Университете Сан-Паулу – издается журнал, который так и называется «Журнал по проблемам русской литературы и культуры». Мне хотелось бы привести очень хорошие слова посла Бразилии в России Родриго Баэна Соареса, который говорил о том, какое влияние на него оказала русская культура в целом и литература в частности: «Познакомился еще в юности с творчеством Пушкина, Гоголя, Достоевского». Я так понимаю, что он изучил произведения русских классиков именно в переводах, в действительно замечательных переводах на португальский язык.


Вот события буквально недавнего времени: презентован очередной перевод «Евгения Онегина» на португальский язык, переводчик рассказывал о том, как у него возникла эта идея, он пришел к переводу Пушкина через оперу Чайковского. А все это происходило во время пандемии COVID-19. И когда он работал и объяснял свой интерес к тому, что происходит, он сравнивал свою ситуацию с Болдинской осенью. Рассказывал своим читателям о том, что такое Болдинская осень, о том, как поэт творил, находясь в замкнутом пространстве и страдая от карантинов, наложенных в тот момент из-за холеры.


В XXI веке у нас другая чума планету постигла, и ситуация, при которой человек не рисуется, а очень естественно, с волнением и внутренним чувством говорит о том, как он поставил себя на место поэта и фактически повторил его путь, – это очень обаятельно и привлекательно, потому что это не натянуто, это не назидательно, а это человек поделился своими чувствами, которые понятны нам.


– Людмила Семеновна и Ольга Владимировна, вы перевели книгу Бориса Фаусту «Краткая история Бразилии» на русский язык. Чем он так интересен русскому читателю?


– Когда нам предложили заняться переводом этой работы Фаусту, мы очень обрадовались, потому что это не просто какая-то обычная книга – это знаковое произведение бразильской исторической науки, бразильской стереографии. Автор Борис Фаусту – виднейший бразильский историк, он, к сожалению, скончался в очень преклонном возрасте.


Эта книга впервые была написана в 1994 году, переиздавалась бесчисленное количество раз, в какой-то период – чуть ли не каждый год. Ее изучают в школах, ее используют в университетах. В общем, ни один бразилец не может пройти мимо этой книги, она входит в образовательное пространство Бразилии. Книга эта была хорошо принята у нас, у нас много откликов о том, что она действительно помогает узнать Бразилию.


Это по-настоящему часть культурной дипломатии, потому что эта книга позволяет читателю познать сложный, противоречивый, очень драматичный путь Бразилии, понять особенности бразильской цивилизации, бразильского национального характера. Это как раз то, что сближает народы, то, что помогает им лучше узнать друг друга.


Книга эта автором доведена до конца ХХ века, но мы, для того чтобы немножко актуализировать содержание и показать читателю, а что же было дальше, написали еще и послесловие, которое буквально доводило до того года, когда книга была издана.


  – Ольга Владимировна, а насколько сильно эта книга Бориса Фаусту была адаптирована для российского читателя?


– Надо сказать, что книга писалась бразильским историком для бразильской аудитории, и автор не рассчитывал на то, что она выйдет за пределы этой аудитории, поэтому он не объясняет те вещи, которые очевидны его бразильским читателям и которые впитываются этими читателями с самого начала. В самой первой фразе автор заявлял: все мы узнаем в школе или дома, что Бразилию открыл Педру Алвариш Кабрал. Поскольку по техническим причинам это «мы» было невозможно перенести на российскую аудиторию, так как российский читатель не узнает это прямо так вот с ранних лет в школе или дома, то, для того чтобы сохранить изначальный посыл этой фразы, но при этом ее адаптировать, мы приняли решение изменить чуть-чуть букву, но оставить дух. Поэтому самая первая фраза звучала так: «Все бразильцы узнают в школе или дома о том, кто, когда и при каких обстоятельствах открыл эту страну».


Даже этот самый первый заход на самую первую главу уже показывает, насколько аккуратного и бережного, очень точечного приспособления к русской аудитории требовала книга, ведь, чтобы работа иностранного автора заговорила по-русски, нужно сделать так, чтобы читатель, который берет ее в руки, получил все необходимые инструменты прямо под одной обложкой. Комментариями были снабжены и факты из истории страны, которые для нас неочевидны. Были прокомментированы некоторые явления, которые связаны с логикой португальского языка.


Пример: совершенно невинная фраза автора о том, что Португалия была колониальной империей и захватила Бразилию, которая для нее была важна в качестве остановки на пути в Индию. Если даже на минуту задуматься об этом, то как Бразилия может быть остановкой на пути в Индию, как можно идти направо, при этом думая, что идешь налево?


Это совершенно невозможно, если не принимать во внимание масштаб коммуникаций, при которых для того, чтобы обогнуть Африку, действительно в какой-то момент нужно отклониться в Атлантическом океане, оказаться ближе к Бразилии, чем к Африке. И Бразилия становится стоянкой на пути кораблей, которые не останавливаются там, на том континенте, а отправляются дальше, огибают действительно Африку и из Атлантического океана переходят в Индийский.


Бразильская история драматична, и автор сделал так, что его книга подобна сжатой пружине, которая распрямляется и ведет нас. Когда мы переводили ее, у нас было такое ощущение, что за каждым поворотом нас ждет сюрприз, неожиданное открытие, как будто мы не знаем этого, как будто мы сейчас что-то узнаем новое. И в этом уникальность данной книги и ее своеобразие, и интерес для русского читателя, потому что он даже иногда не может представить, что его ждет.


– Вы неоднократно были в Бразилии, знаете эту страну хорошо, соответственно, и Россию вы хорошо знаете. Как вы на данный момент оцениваете перспективы культурной дипломатии в отношениях наших двух стран?


– Культурная дипломатия может очень много, и надо сказать, что Бразилия очень развита в этом плане. Даже сейчас говорят, что есть культурное измерение бразильской внешней политики, и в Бразилии оно рассматривается как инструмент достижения внешнеполитических целей. Более того, существуют различные уровни, на которых разворачивается эта культурная дипломатия, потому что есть уровень подписания каких-то договоренностей на самом высоком межгосударственном уровне, но есть и тот уровень, где осуществляются эти договоры, где осуществляются эти проекты и где люди говорят с людьми, а не бумаги говорят с бумагами.


Не всегда мы, насыпая с утра в чашку кофе и беря из сахарницы кусочек сахара, осознаем, что были такие периоды, когда эти банальные на сегодняшний наш взгляд, распространенные продукты были основой экономики и предметом межгосударственных соглашений, противоречий, войн и конфликтов, когда пиратские суда могли отправиться в море, чтобы отбить груз с сахаром, и это считалось богатой и замечательной добычей. Из таких маленьких вещей складывается большое удивление, а большое удивление – это залог того, что мы с дружелюбным интересом смотрим по сторонам и открываем для себя те вещи, которые нас же потом в результате и обогащают.


Краеугольный камень культурной дипломатии: отдавая кому-то свое внимание, свой интерес и свое хорошее отношение, мы не обедняем себя, мы, наоборот, приобретаем больше друзей, открываем новые горизонты, делаем больше новых открытий. И в конечном счете культурная дипломатия – это инструмент усиления влияния страны в мире, а каждая страна хочет укрепить свое влияние и свою мягкую силу, транслировать свою культуру. Это очень характерно для Бразилии, и это также должно быть важно и для России.

26.09.2023
Важное

На аукционе в Новой Зеландии перо вымершей птицы гуйя продали почти за 28,5 тысячи долларов.

27.05.2024 09:00:00

Чип внедрят в мозг ещё одного пациента.

26.05.2024 13:00:00

Калифорнийский музей Брод увеличит свою площадь на 70 %.

26.05.2024 09:00:00
Другие Интервью

Интервью с научным сотрудником Института США и Канады РАН Александрой Филиппенко

 



Интервью с членом-корреспондентом РАН, директором Института всеобщей истории  Михаилом Липкиным.

Интервью с доктором экономических наук, членом-корреспондентом Российской академии наук Ольгой Буториной.

Интервью с доктором политических наук, руководителем центра политологии и политической социологии ИВ РАН Александром Железняковым.