Роль Африки в новой системе международных отношений

Роль Африки в новой системе международных отношений

В интервью Константина Косачева проанализированы глубинные причины реконфигурации политической и экономической архитектуры на Африканском континенте. Дана оценка субъектности стран Африки в мировой политике. Выявлены интересы крупных внерегиональных держав на данном направлении. Представлен прогноз развития социально-экономической ситуации в отдельных частях континента и продвижения там интеграционных проектов. Вскрыт потенциал российско-африканского взаимодействия в отдельных сферах и определены приоритеты сотрудничества России с государствами Африки.


- В последнее время в ряде стран и регионов, в том числе на Африканском континенте, происходит реконфигурация политической и экономической архитектуры. Каковы, с Вашей точки зрения, глубинные причины данных процессов?


- Международная обстановка, политическая и экономическая, постоянно меняется, и Африка здесь не просто не исключение – она оказалась в фокусе внимания различных мировых центров силы. Иногда перемены имеют радикальный характер и совершаются быстро, как это было в конце 50-х – начале 60-х гг. прошлого века, когда большинство стран континента освободилось от колониальной зависимости, или в 1990-е гг., когда окончательно рухнула система апартеида на юге Африки. Чаще же наблюдаются эволюционные трансформации, последствия которых нередко по прошествии времени оказываются не менее важными. 

Именно это, как представляется, происходит сейчас на Африканском континенте, который, при всех своих трудностях, переживает период динамичного развития и буквально на наших глазах обретает новую роль в мировом устройстве. Проявляются такие изменения многообразно, но в целом вряд ли можно отрицать, что голос Африки и её отдельных государств на международной арене звучит всё слышнее, а их значение в глобальной политике и экономике ощущается всё весомее.

По прогнозам, в первую десятку самых густонаселённых стран к 2100 г. войдут пять африканских, ни одного европейского и лишь одно западное государство в лице США. К 2050 г. на континенте будет проживать четверть населения мира, а к 2100-му – почти 40 %. И потому, когда говорят, что Африка – регион будущего, это вовсе не преувеличение.

Такие оценки связаны и с развитием интеграционных процессов как в политической сфере, особенно после создания в 2002 г. Африканского союза, так и в экономической, где с запуском Африканской континентальной зоны свободной торговли формируется рынок с общим населением около 1,5 млрд чел. и совокупным ВВП порядка 8 трлн долл. Но не меньшее значение имеет и идеологический фактор: страны региона всё отчётливее осознают общность своих фундаментальных интересов и желают покончить с пережитками по сути неоколониальной зависимости от бывших метрополий. Они объективно стремятся к формированию многополярной демократической модели и отказу от конфронтации между крупнейшими мировыми державами по типу новой холодной войны.

Таким образом, Африканский континент не только меняется сам, но и способствует ускорению назревших трансформаций в глобальном масштабе.


- В настоящее время Африка находится в фокусе взаимопересекающихся интересов крупных внерегиональных держав?


- Несомненно, ведь континент обладает большим потенциалом: это прежде всего человеческий капитал, а также полезные ископаемые и многое другое. Однако на Западе «вспомнили» об Африке и в ином контексте – когда речь зашла о «проталкивании» всевозможных резолюций и иных документов сугубо антироссийской направленности в ООН и других международных структурах. В Соединённых Штатах и в Европе стали говорить о разочаровывающей позиции многих африканских стран, которые отказались слепо следовать тенденциозному русофобскому курсу Запада. На этом фоне резко возросла активность США и Евросоюза на данном направлении, на континент зачастили высокопоставленные «эмиссары» с разного рода обещаниями, понимая, что одним лишь неоколониальным «кнутом» там больше добиться поддержки невозможно.

Как уже было отмечено, роль Африки объективно возрастает, особенно сейчас, когда идёт слом прежнего миропорядка, лежащей в его основе неолиберальной экономической системы и происходит переход к многополярности. В таких условиях все – и утрачивающие свои позиции державы, и находящиеся на подъёме государства – более, чем когда-либо, заинтересованы в доступе к дополнительным ресурсам и рынкам сбыта, а регион располагает и тем и другим.

При этом на Западе продолжают смотреть на континент как на объект подчинения и, по сути, свой сырьевой придаток, стремясь сохранить неоколониальное господство в Африке. Напротив, крупные игроки – Китай, Индия, Турция и, конечно же, Россия – предлагают африканским партнёрам равноправные и прагматичные отношения, основанные на уважении и балансе интересов. 

Понятно, что это добавляет остроты конкуренции внешних сил, однако для африканцев, пожалуй, открывает дополнительные возможности, которыми они не прочь воспользоваться в собственных интересах. Здесь важно, чтобы взаимодействие развивалось в цивилизованной форме и не в ущерб друг другу, – мы к этому призываем и сами подаём пример. Африканцы настроены против включения их в соперничество мировых центров силы и ожидают от международного сообщества поддержки, а не нового раскола по той или иной оси.

Сейчас нередко вспоминают знаменитый ответ Нельсона Манделы Соединённым Штатам в интервью 1990 г. На вопрос «Почему он встречается с Ясиром Арафатом, Фиделем Кастро и Муаммаром Каддафи?» политик сказал: «Некоторые политические аналитики совершают ошибку, думая, что их враги должны быть и нашими врагами». Думаю, данный подход многое объясняет в позиции африканских стран, не желающих, чтобы их втягивали в антироссийские игры Запада уже в новых реалиях.


- Одно время в экспертной среде было распространено мнение, согласно которому для Африки как полюса силы характерен недостаток субъектности. Получается, что сегодня ситуация изменилась?


- На этот вопрос трудно ответить однозначно: ведь мир находится в движении, а само понятие «полюс силы» может трактоваться по-разному, даже если принять многополярность как свершившийся факт, – а это всё-таки пока скорее тенденция, пусть и вполне оформившаяся.

В любом случае африканские страны вполне осознанно и последовательно стремятся занять своё место в многополярном мироустройстве, располагая для этого всем необходимым: богатейшими человеческими и природными ресурсами, чётким самосознанием, сплочённостью перед лицом во многом общих для континента вызовов, достаточно разветвлёнными структурами согласования и представительства своих интересов. Субъектность и интегрированность данного политического пространства будут однозначно нарастать, причём опережающими темпами, даже несмотря на имеющиеся различия между странами Африки – а речь действительно идёт об объективно очень разных государствах, если принимать во внимание уровень обеспеченности ресурсами, политическую обстановку, историю, партнёрские отношения и прочие факторы.


- Если анализировать региональную динамику, какие страны рельефнее других выделяются в развитии собственно африканоцентричных подходов к роли континента в формирующейся новой системе международных отношений? 


- Здесь, на мой взгляд, важнее сам факт превалирования подходов, которые в самом регионе принято называть панафриканскими, в общественном сознании и политической практике почти всех государств Африки и их интеграционных объединений. Выделяются же на общем фоне обычно те страны, которые считаются «африканскими тяжеловесами», такие как Египет, Нигерия, Эфиопия, ЮАР. В силу их размеров, широты интересов, диапазона международных контактов к их мнению прислушиваются и на континенте, и за его пределами.

Но специфика материи такова, что на разных этапах наиболее яркими выразителями идеи панафриканизма становились и представители других государств, например первый президент Сенегала Леопольд Седар Сенгор, многолетний глава Танзании Джулиус Ньерере, трагически завершивший свой жизненный путь ливийский лидер Муаммар Каддафи. В настоящее время в этом плане весьма высок авторитет президента Уганды Йовери Мусевени. И перечисленными именами список не исчерпывается.


- Какие основные преграды предстоит преодолеть государствам Африки  для  достижения социально-экономической стабильности в наиболее проблемных зонах региона и успешного продвижения там интеграционных проектов?


- Как представляется, вопрос разрешения трудностей, которые мешают континенту реализовывать свой мощный потенциал развития, нужно рассматривать в комплексе. Можно каждодневно и неустанно бороться с бедностью, голодом, терроризмом, но, как показывает многолетний опыт, этим традиционным путём замкнутый круг унаследованных от колониального прошлого проблем не разорвать.

Для достижения социально-экономического прогресса государствам Африки необходимо найти собственный путь, отвергнув навязываемые извне установки. Это должна быть концепция идентичности, учитывающая в первую очередь африканскую самобытность, защищающая традиционные устои общества, его культурный код, своего рода наднациональная идея, способная сплотить континент. Будет ли это панафриканизм, сам по себе подразумевающий интеграцию, или что-то новое, я не знаю. Но она должна позволить африканцам избавиться от колониальных травм, раскрепостить умы, помочь региону определить собственное место в складывающейся многополярной системе международных отношений в качестве одного из нарождающихся геополитических центров, одной из стратегических опор того, что уже называют мировым большинством.


- В чём здесь может заключаться роль России?


- Абсолютно уверен, что Россия и страны континента объективно являются союзниками в формировании новой, более справедливой мировой системы, и именно африканские государства будут одними из главных выгодоприобретателей многополярности. Их исторически сложившееся доверие к России – очень важный для нас моральный капитал, который должен быть основой для выстраивания взаимодействия на пути к демократическому будущему. Сегодня прежде всего наша страна последовательно выступает за то, чтобы преодолеть остатки колониальных явлений в международных делах.


- Потенциал каких возможностей раскрыт пока недостаточно в деле улучшения российско-африканского взаимодействия?


- Перспективы сотрудничества с Африкой огромны. Речь идёт о проектах по созданию энергетической и транспортной инфраструктуры на континенте, о трансфере современных технологий, включая космические, атомные, компьютерные и телекоммуникационные. В Африке расширяются и формируются рынки для российского несырьевого неэнергетического экспорта, растёт спрос на импорт услуг. Отечественные компетенции привлекательны для африканцев и могут быть реализованы в различных сферах – от сельского хозяйства до инжиниринга. В свою очередь, растущий спрос в Африке на продукцию «Сделано в России» может стать катализатором диверсификации отечественного экспорта.

Наша страна традиционно занимает лидирующие позиции в области подготовки кадров. На африканском направлении данный трек также входит в число приоритетов. Недавнее возвращение Российскому университету дружбы народов имени Патриса Лумумбы является символом непрерывности образовательных и научных связей с континентом. Будем и дальше делать всё возможное, чтобы удовлетворить растущий запрос африканцев на увеличение количества стипендий для обучения в российских вузах и на осуществление совместных проектов в обозначенной сфере. Уверены, что в рамках утверждённого президентом Российской Федерации В. В. Путиным курса на всестороннее развитие отношений с Африкой указанные и другие многочисленные инициативы будут реализованы.

Для укрепления институционализации российско-африканских связей очень важно не ограничиваться принятием стратегических документов, необходимо создавать сеть эффективных институтов их обеспечения, что называется, на земле. Нужно развивать договорную базу: СССР к 80-м гг. ХХ в. имел действующие соглашения о техническом и экономическом сотрудничестве с 37 из 53 стран континента и на их основе возвёл порядка 600 предприятий и других объектов, из которых к концу 1980-х гг. более 300 были введены в строй.

Африка весьма заинтересована в приходе российского малого и среднего бизнеса, в том числе наших регионов. Уверен, что этот интерес обоюдный. Но нужна эффективная государственная поддержка: льготное налогообложение, страхование деятельности, инвестиций, создание работающих площадок сотрудничества. На это мы предлагаем ориентировать систему российских торгпредств, экспортных центров, торгово-промышленных палат, которые должны оказывать практическое содействие не только крупным, но и малым и средним предприятиям. А для этого, в свою очередь, нужно качественное кадровое, ресурсное, аналитическое обеспечение, которое помогало бы отечественному бизнесу открывать и переоткрывать для себя Африку, опираясь на эффективную и целенаправленную государственную поддержку.


- Константин Иосифович, вопрос к Вам как к опытному практику, на деле участвующему в выработке политики России на данном важном и перспективном направлении. Какими приоритетами будет руководствоваться наша страна в развитии взаимодействия с государствами Африки?


- Россия выступает за построение справедливого многополярного мира, основанного на равноправном сотрудничестве, уважении и укреплении суверенитета, традиционных ценностях, невмешательстве во внутренние дела государств, учёте национальных интересов и культурных особенностей партнёров. Москва готова решительно отстаивать право наших друзей из Африки на выработку независимого политического курса, создание уникальных моделей социально-экономического развития.

Исходим из того, что этот континент на фоне глобального переформатирования международных отношений со временем станет одним из самостоятельных центров многополярной системы мироустройства. <..> Нами ведётся всесторонняя интенсивная работа по созданию новых инструментов и механизмов сотрудничества с африканскими государствами. Нам есть что предложить африканцам в плане обеспечения продовольственного, энергетического, информационного и иных измерений безопасности на долгосрочную перспективу.

Серьёзное внимание уделяем расширению торгово-экономических связей России и Африканского континента, включая налаживание новых логистических цепочек и разработку устойчивых схем осуществления внешнеторговых платежей. Сфера здравоохранения и гуманитарное сотрудничество также находятся в числе приоритетных областей нашего взаимодействия с африканцами. Устойчиво развивается и диалог по парламентской линии. <...> 


Журнал «Проблемы национальной стратегии»

В иллюстрации использовано изображение автора Elin Erkani (CCBY3.0) и изображение автора  Thanga Vignesh (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/
07.11.2023
Важное

На аукционе в Новой Зеландии перо вымершей птицы гуйя продали почти за 28,5 тысячи долларов.

27.05.2024 09:00:00

Чип внедрят в мозг ещё одного пациента.

26.05.2024 13:00:00

Калифорнийский музей Брод увеличит свою площадь на 70 %.

26.05.2024 09:00:00
Другие Интервью

Интервью с научным сотрудником Института США и Канады РАН Александрой Филиппенко

 



Интервью с членом-корреспондентом РАН, директором Института всеобщей истории  Михаилом Липкиным.

Интервью с доктором экономических наук, членом-корреспондентом Российской академии наук Ольгой Буториной.

Интервью с доктором политических наук, руководителем центра политологии и политической социологии ИВ РАН Александром Железняковым.