Арктика открывается для других стран

Арктика открывается для других стран

О том, какие цели стали приоритетными для России на период председательства в Арктическом совете, почему все больше интереса к ледяному материку проявляют страны БРИКС И ШОС и каким образом Северный морской путь может оптимизировать логистику транспортировки товаров из Азии в Европу – в эксклюзивном интервью TV BRICS, партнеру Евразийской медиагруппы, рассказал Николай Корчунов - посол по особым поручениям МИД России по вопросам международного сотрудничества в Арктике.


- Николай Викторович, какие направления работы стали приоритетными на период председательства России в Арктическом совете с 2021 по 2023 годы? И о каких результатах можно говорить сегодня?

- Арктический совет – это одна из наиболее важных многосторонних площадок международного сотрудничества. В число приоритетов программы российского председательства мы внесли такие принципиально важные вопросы для развития арктического региона, как укрепление человеческого потенциала. Это, прежде всего, люди, проблематика коренных народов, социально-экономическое развитие, повышение благополучия жителей Заполярья. Проблематика устойчивого экономического развития региона крайне важна. Как и тематика изменения климата и необходимость адаптации жизнедеятельности в высоких широтах, в изменяющейся среде. Это важно как для жителей Арктического региона, так и для экономических операторов, которые там работают. Мы последовательно вели линию, чтобы тематика населения, коренных народов, а также молодежи стояла в нашей повестке дня. У нас были назначены специальные представители по этим направлениям.

Перспективы развития Арктического региона мы связываем с нашей молодежью, с тем, чтобы молодым людям было комфортно там жить, учиться, работать. Для этого мы провели несколько мероприятий, связанных с подготовкой кадров, с молодыми учеными, ориентированные на дистанционные формы обучения, на подготовку специалистов, востребованных для работы в высоких широтах.

Тематика защиты прав коренных народов – также на повестке дня.
Мы внесли ряд предложений: развитие креативных индустрий, культурного и лингвистического наследия. Это актуальный вопрос, принимая во внимание международную декаду языков коренных народов, которая началась 1 января 2022 года.  Мы организовали круглые столы и семинары по защите интеллектуальных прав коренных народов в условиях глобализации экономики. Также в фокусе были наши усилия по поддержке местной экономики, ее диверсификации, поддержке традиционных промыслов.

С учетом того, что Арктика открывается для бизнеса, такой аспект, как взаимодействие и диалог между коренным народом, местным населением и экономическими операторами был крайне важным.  Мы пришли к пониманию, что нужно вести такой диалог, определить его параметры и выйти на конкретные рекомендации того, как мы могли бы помочь экономическим операторам учесть пожелания коренных народов, наладить конструктивное взаимодействие в рамках концепции ответственного ведения бизнеса.

Взаимодействие в области науки является одним из наших приоритетов. Очень активно оно развивалось с научными центрами Индии и Китая. Именно научная политика, научная платформа обеспечивает успешное проведение арктической политики, поскольку научный подход позволяет учитывать все факторы и риски и наиболее оптимально, с наименьшими затратами, выстраивать политику в высоких широтах.

- В последние годы все больше растет интерес к Арктике у стран-членов БРИКС и ШОС. С чем связана такая тенденция?

- С тем, что Арктика открывается для других стран. В силу климатических изменений становится меньше льда. Арктика становится более доступной для судоходства и для добычи стратегических материалов и природных ресурсов, востребованных для глобальной экономики, для глобального энергоперехода. Это вызывает интерес к Арктике со стороны крупных экономик, таких, как Китай и Индия. Мы также видим интерес и со стороны Бразилии. Очевидно, есть интерес и у ЮАР.  Эти страны ближе находятся к Антарктиде, но именно полюсы являются важными факторами в контексте климатического развития нашей планеты, состояния климата. И в этом плане обмен опытом, методиками построения систем, которые бы учитывали эти факторы, предполагает тесное взаимодействие научных организаций и БРИКС. Поэтому я считаю, что у этих стран большое будущее.

- Какие из стран и объединений наиболее активно сотрудничают с Россией?

 - Хотел бы выделить Китай. Мы взаимодействуем по широкому спектру вопросов в Арктическом регионе. Это и наука, и техника, и образование, и развитие месторождений, и транспорт, и строительство, и инфраструктура, в том числе морской портовый ремонт нашей техники в Китае и с привлечением китайских компаний. Это и тематика газо- и нефтедобычи.

Следует отметить, что наше взаимодействие с Китаем институтциализировано  в рамках межправительственной комиссии по подготовке встреч глав государств. У нас есть соответствующая рабочая группа, и сейчас ведется обсуждение очередного плана работы на 2023- 2026 годы. Мы видим растущий интерес Китая к этому региону, рассматриваем Китай в качестве перспективного партнера. Индия в последнее время также проявляет большой интерес и уже сотрудничает по линии экономических операторов. Это, прежде всего, месторождения нефти и газодобыча. Также проявляют интерес индийские партнеры и к проектам по сжижению природного газа на Ямале.

Интерес объективен, потому что Индия по численности населения является самой большой страной. У нее динамично развивающаяся экономика, которая нуждается в ресурсах, надежных поставках. И сотрудничество с Россией могло бы быть полезным для такой растущей экономики. С Бразилией у нас есть контакт. Недавно посол Бразилии посетил Мурманск, встретился с губернатором и побывал на ледоколе «Ленин», пообщался с представителями «Росатома». Ему рассказали о технологиях, которые позволяют развивать энергетику, реализовывать крупные проекты без ущерба для уязвимой арктической среды. Они крайне важны с точки зрения перехода на климатически нейтральную экономику.  Ну и, кстати, хотел бы вернуться к теме месторождений и деятельности экономических операторов. Мне было интересно узнать, что около 25% минеральных удобрений, которые импортируют в Бразилию, поступают из Мурманской области. Казалось бы -  Арктика далека, но мы видим, как меняются производственные цепочки поставок, меняется их архитектура и география. И то, что было далеко вчера, становится близким сегодня.

 - Какие основные сферы интересов стран БРИКС в Арктике можно отметить?

- Прежде всего, это климатические изменения и транспорт.  Северный морской путь является одним из самых коротких морских путей из Европы в Азию и обратно. Это перспективное направление, которое могло бы дополнять имеющиеся судоходные линии, в том числе Суэцкий канал. Не конкурировать, а дополнять, потому что мы все прекрасно помним, март 2021 года, когда огромный сухогруз перекрыл Суэцкий канал, на несколько недель было блокировано судоходство, у многих компаний были проблемы с доставкой товаров.

Хотел бы также выделить и тематику сотрудничества по линии молодежи, по линии университетов, высших учебных заведений, подготовке кадров.  Мы видим интерес к ним со стороны наших некоторых партнеров по БРИКС.

 - Индия и Китай, как вы уже отмечали, входят в число участников нефтегазовых проектов российских компаний в арктической зоне. Расскажите подробнее о них.  Есть ли планы по расширению сотрудничества в этой сфере?

- Прежде всего, это растущий спрос со стороны Индии и Китая на товары определенных сырьевых групп, востребованных в контексте энергоперехода, развития национальных программ и своих экономик.  Российская Федерация реализует ряд международно-значимых проектов в части поставок на внешние рынки продукции сжиженного природного газа, газа, химии, нефти.прежде всего, растущий спрос со стороны Индии и Китая к товарам определенных сырьевых групп, востребованных, прежде всего, в контексте энерго перехода в контексте развития национальных программ, развития своих экономик. РФ, как вы знаете, реализует ряд международно-значимых проектов в части поставок на внешние рынки продукции сжиженного природного газа, газа, химии и нефти. И они вызывают интерес со стороны наших партнеров в Индии и в Китае.

В ряд проектов уже входят китайские компании. Это, прежде всего, проекты «Арктик СПГ», «Арктик СПГ 2». На Ямале идет сотрудничество китайских и индийских компаний с «Роснефтью» по ряду месторождений. Это внушает оптимизм, поскольку для Индии и Китая это важное сотрудничество, которое позволяет рассчитывать на диверсификацию поставок, на надежного поставщика стратегически важных товаров для экономики страны в требуемых объемах.

Речь также идет в перспективе и о производстве и поставках на рынок этих стран минеральных удобрений, весьма востребованных с учетом растущих потребностей населения в продуктах питания и в сельскохозяйственной продукции.

Проблематика транспорта или транспортно-логистическая область также вызывает интерес у наших партнеров. Это участие и взаимодействие с Российской Федерацией по развитию Северного морского пути и соответствующей инфраструктуры. Здесь ведется у нас сотрудничество с КНР. Это тоже может быть интересным направлением. Опыт России в строительстве атомных ледоколов интересен Индии, которая стремится к более активному научному исследованию Антарктического региона. Здесь без ледоколов не обойтись. Они нужны для того, чтобы обеспечить полярников, которые работают в Антарктиде, необходимым оборудованием и материалами.

- По мнению экспертов, Северный морской путь - это один из крупных инфраструктурных проектов, в котором могут быть заинтересованы сразу несколько стран БРИКС. А какой именно интерес он представляет для членов «пятерки»?

- Индия и Китай являются драйверами экономического роста в Азиатском регионе. Их компании работают во всех уголках мира.  Они заинтересованы в наиболее оптимальных транспортных решениях. Льда в Арктике становится все меньше и меньше. А это значит, что открываются возможности для более короткого пути из Азии в Европу, поскольку европейский рынок для Китая и Индии очень важен.  Северный морской путь как раз может оптимизировать издержки, связанные с транспортировкой товаров. И он важен с точки зрения перехода на климатически нейтральные экономики. Ведь чем короче путь, тем меньше будет выбросов судов. Соответственно, будет меньше антропогенная нагрузка на природу. Это очень важный фактор, в том числе, в условиях растущей конкуренции - кто предоставит более «зеленое» решение.

 - Как раз о зеленых решениях. Еще одно приоритетное направление -  это сотрудничество в сфере экологии. Почему важно уделять внимание экологической обстановке в Арктике и какое участие в этом принимают страны БРИКС?

- Когда мы говорим об экологии, наверное, надо говорить об охране окружающей среды и о необходимости внедрения комплексного подхода. Сейчас окружающая среда меняется. Потепление в Арктике идет в 4 раза быстрее, чем в среднем по планете. Это принимается во внимание в климатических и метеорологических моделях, которые создаются и в Индии, и в Китае. Потому что все больше выпадает осадков, все менее предсказуемой становится метеорологическая обстановка. Индия и Китай -  это еще и третий полюс, потому что Гималаи - значительная часть мерзлоты -  важная часть природного ландшафта этих стран. Поэтому нужен обмен мнениями о том, что происходит в Арктике, в Гималаях, в Антарктиде. Это такая концепция, которая вовлекает ученых из разных стран в мировое осмысление климатических процессов, где полюсы играет очень большое значение.

 - Один из значимых совместных научных проектов России и Бразилии направлен на изучение реки Амазонки и крупных арктических рек нашей страны: Оки, Енисея и Лены. Почему выбор сделан в пользу именно этих водных объектов и какие исследования проводят ученые?

- Эти реки важны с точки зрения климатических процессов, жизнеобеспечения, транспорта, экологии, антропологического воздействия на природу. Также русла этих рек являются судоходными артериями. Этот проект помогает понять, насколько судоходство влияет на климат и экологию регионов и морей, в которые они впадают. Они представляют собой важную часть обеспечения экологического баланса.

Также изучается и проблематика мусора, в том числе пластика и микропластика, о котором ученые в последнее время все более активно говорят, выделяя его в качестве одного из весомых рисков для экологии. Как можно с этим бороться? Где он накапливается, как он влияет на экосистемы, на флору и фауну? Что нужно с этим сделать? Я думаю, что опыт и обмен научными данными, который будет проходить между учеными России и Бразилии, поможет наиболее оптимально подойти к сохранению экологии и уязвимой среды как в Бразилии, так и в российской Сибири, и в Арктическом регионе.

 - Как, по вашему мнению, совместная работа в арктической зоне поможет укрепить отношения между странами БРИКС?

- Ничто не укрепляет так чувство безопасности, как партнерство. Арктика - это перспективный регион. Мы приветствуем Индию, Китай, Бразилию и ЮАР как надежных партнеров, с которыми у нас сложилось конструктивное взаимодействие. И я думаю, что совместные проекты были бы на пользу не только этим странам, но и мировому сообществу и науке. Потому что наука не имеет границ, она позволила бы решать ряд важных задач как в Арктике, так и в Антарктике, и еще где бы то ни было.


В иллюстрации использовано изображение автора Pike Picture (CCBY3.0) и изображение автора Made (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/

11.05.2023
Важное

Летающий автомобиль китайского производителя электромобилей Xpeng совершил первый полет в Пекине.

18.06.2024 17:00:00

МОК объявил об учреждении Олимпийских киберспортивных игр. Как инициативу оценивают эксперты?

18.06.2024 13:00:00

Новый проект NASA поможет астрономам точнее изучать вселенную.

18.06.2024 09:00:00
Другие Интервью

Интервью с уругвайским фотографом Хулио Эизменди.

Интервью с норвежским книготорговцем, редактором и издателем Пилом Каппеленом Смитом.

Интервью с профессором факультета систем управления и робототехники, руководителем лаборатории BE2R ИТМО Сергеем Колюбиным.

Интервью с директором Русского дома в Чили Ниной Миловидовой.