Tutti Fratelli. Все люди - братья

Tutti Fratelli. Все люди - братья

Вряд ли можно найти кого-либо, кто не слышал бы о национальных обществах Красного Креста и Международном комитете Красного Креста (МККК), однако немногим известно имя идеолога и основателя этих гуманитарных организаций - швейцарского предпринимателя, уроженца Женевы Жана Анри Дюнана.


Жан Анри Дюнан родился 8 мая 1828 года в семье состоятельного негоцианта. Родители с детства прививали сыну идеи человеколюбия, сострадания, стремление делать добро. Будучи юношей, он изучал экономику и занимался благотворительной деятельностью, помогая по мере сил больным, беднякам и осужденным в женевской тюрьме. После окончания обучения Дюнан стажировался в банке и параллельно работал в Христианской ассоциации молодежи. В 26-летнем возрасте Анри покинул родной город и начал службу в представительстве женевского банка в Алжире. Здесь в 1858 году он основал сельскохозяйственное предприятие - Акционерное общество мельниц Мон-Джемиля. Для получения разрешения на пользование землей Дюнан вынужден был отправиться в метрополию, во Францию. Поездка оказалась безрезультатной, и он решил напрямую обратиться к французскому императору Наполеону III, который находился в районе военных действий в Италии (в то время Франция и Сардинское королевство вели войну против Австрии).

Приехав в Италию, Анри оказался случайным свидетелем кровопролитного сражения, состоявшегося 24 июня 1859 года при Сольферино, в ходе которого австрийские войска потерпели сокрушительное поражение и отступили, освобождая спорную Ломбардию. Собственными глазами он увидел страшную картину поля боя, в ходе которого было убито и ранено почти 40 тыс. воинов. Дюнан был потрясен: «25 июня солнце осветило самое ужасное зрелище, какое только может представить себе человеческое воображение. Все поле битвы усеяно трупами людей и лошадей; дороги, канавы, овраги полны мертвыми телами, а в окрестностях Сольферино земля буквально сплошь покрыта ими… Несчастные раненые, которых поднимают в течение дня, мертвенно бледны и совершенно обессилены; у некоторых, особенно у тяжелораненых, взгляд отупелый, они точно ничего не понимают, бессмысленно смотрят, но это кажущееся притупление не мешает им ощущать страдания; иные возбуждены и содрогаются от нервной дрожи; другие, с воспаленными, зияющими ранами, точно обезумели от жестоких страданий; они умоляют их прикончить и с искаженными лицами бьются в предсмертных судорогах… Всевозможные осколки, обломки костей, клочки одежды, земля, куски свинца раздражают раны и усиливают мучения раненых. Пробегая громадную арену вчерашнего боя, на каждом шагу приходится наталкиваться на сцены невообразимого отчаяния и жесточайших страданий».

Дюнан ужаснулся тому, что раненые были фактически брошены на произвол судьбы, медперсонала катастрофически не хватало. Многие легкораненые погибали от того, что в нужный момент им не была оказана элементарная первая помощь, или от голода и жажды, поскольку некому было ими заняться. Он вспоминал: «В субботу транспорты раненых так громадны, что администрация, жители и отряд войск, оставленный в Кастильоне, положительно не успевают подавать помощь. Тогда начинаются сцены столь же скорбные, как накануне, но в другом роде: теперь есть вода и пища, но раненые все-таки умирают от голода и жажды; корпии масса, но не хватает рук, чтобы ее прикладывать; большинство докторов должны были уехать в Кавриану; фельдшеров мало, и не за кого взяться в эту ужасную минуту… Сколько агоний и невообразимых страданий 25, 26 и 27 июня! Раны, растравленные жарой, пылью, отсутствием воды и ухода, стали еще болезненнее; злокачественные испарения заражают воздух… недостаток фельдшеров и прислуги ощущается все сильнее…».

Не в силах оставаться в стороне от человеческих страданий, забыв о своих личных коммерческих интересах, Дюнан с помощью местных жителей немедленно организовал помощь раненым, обратился к друзьям и знакомым с просьбой оказать поддержку. Он сам пытался перевязывать и промывать раны, обеспечивал раненым кров, поил солдат водой, на свои деньги покупал для них еду, записывал последние слова умирающих, чтобы передать их родным, и просто подбадривал отчаявшихся. Дюнан подчеркивал, что многие местные жители искренне желали оказать помощь раненым, однако у них, как, впрочем, и у него, не было необходимых знаний и навыков, и это часто приводило к плачевным последствиям: «Действительно, что могла сделать в столь громадном и спешном деле горстка отдельных неорганизованных людей доброй воли! <...> А опытные и умелые специалисты-добровольцы, присланные обществами с ведома и разрешения властей, преодолели бы все трудности и принесли бы несравненно больше пользы». Анри призывал своих добровольных помощников помогать всем пострадавшим, не только французам и итальянцам, но и австрийцам, солдатам вражеской армии. «Все мы - братья», - говорил он. «Tutti fratelli» - впоследствии этот принцип лег в основу деятельности Красного Креста.

Деловая поездка Анри Дюнана на север Италии потерпела провал, встреча с французским императором Наполеоном III так и не состоялась. Он вновь пытался в Париже решить вопрос о своем алжирском предприятии, но безрезультатно. Затем вернулся в родную Швейцарию и написал книгу «Воспоминание о битве при Сольферино», изданную в 1862 году, поделившись с читателями своим потрясением от увиденного в Италии. В книге Дюнан показал читателям «закулисье» полей сражений - страдания раненых воинов, как побежденных, так и победителей. «Зачем было рассказывать обо всех этих страданиях и вызывать, вероятно, излишнее впечатление? - писал Анри. - Зачем описывать потрясающие картины с мельчайшими подробностями, кажущимися безнадежными до отчаяния? На этот естественный вопрос надо ответить тоже вопросом: отчего нельзя основать добровольные общества, которые во время войны подавали или организовали бы помощь раненым и уход за ними? <...> Нужны фельдшера и фельдшерицы добровольные, трудолюбивые, подготовленные и знающие…».

Показательно, что, приводя в своем произведении всего два ярких «современных» примера самоотверженности в области ухода за ранеными, Дюнан говорил прежде всего о великой княгине Елене Павловне (урожденной Фредерике Шарлотте Марии Вюртембергской), а не о широко известной уже в то время Флоренс Найтингейл. В период Крымской войны совместно с Н. И. Пироговым великая княгиня занималась организацией женской помощи больным и раненым на полях сражений. За время военных действий 300 российских сестер милосердия были направлены в госпитали Крыма, «где их благословляли тысячи русских солдат». Флоренс Найтингейл, вторая героиня Дюнана, в это же время вместе с помощницами облегчала участь английских раненых солдат и офицеров, участвовавших в крымской кампании.

Итак, создание специальных комитетов, которые обучали бы добровольцев заботе о раненых воинах, было первым предложением Дюнана. Выработка международного соглашения, которое бы регламентировало деятельность «обществ помощи раненым», - вторым. Книга разошлась тиражом в 1600 экземпляров и имела большой отклик, благодаря ей швейцарец нашел единомышленников.

В феврале 1863 года в Женеве был организован комитет по созданию добровольных обществ помощи раненым, состоявший из пяти влиятельных жителей города. Впоследствии он был преобразован в Международный комитет Красного Креста (МККК). Дюнан занимал должность секретаря. Благодаря его усилиям в октябре 1863 года в Женеве состоялась международная конференция, выработавшая основные принципы деятельности Красного Креста.

В августе 1864 года уже по приглашению швейцарского правительства там же состоялась дипломатическая конференция, в ней приняли участие уполномоченные 16 европейских правительств. В ходе этого форума 22 августа 1864 года была подписана Женевская конвенция об облегчении участи раненых и больных в действующих армиях, которая стала воплощением идеи и результатом деятельности Анри Дюнана. Конвенция состояла из 10 статей и заложила основы международного гуманитарного права. Впервые в истории человечества были закреплены принципы неприкосновенности (нейтральности) санитарных служб во время военных действий и обязательства по оказанию помощи раненым и больным вне зависимости от того, к какой воюющей стороне они принадлежат. Красный Крест на белом фоне утвердили в качестве единого символа медицинского персонала и учреждений комитета. Сейчас положения Женевского соглашения считаются очевидными, но в 1864 году они были, что называется, в диковинку.

22 августа 1864 года свои подписи под конвенцией поставили представители только 12 правительств - Бадена, Бельгии, Дании, Франции, Гессена, Италии, Нидерландов, Португалии, Пруссии, Испании, Швейцарии, Вюртемберга. Постепенно состав участников расширялся. Несколько лет спустя в общеевропейское гуманитарное движение влилась Россия. В мае 1867 года в Санкт-Петербурге был утвержден устав Общества попечения о больных и раненых воинах (переименовано в Российское общество Красного Креста (РОКК) в 1879 г.) под покровительством императрицы Марии Александровны, жены Александра II. 10 мая 1867 года министр иностранных дел А. М. Горчаков подписал декларацию о присоединении Российской империи к Женевской конвенции 1864 года об облегчении участи раненых во время войны. 29 сентября декларацию ратифицировал Правительствующий Сенат.

В период австро-прусской войны 1866 года Женевская конвенция и Красный Крест, детища Анри Дюнана, прошли свое «боевое крещение». В Пруссии к этому времени уже действовали общества Красного Креста, и власти руководствовались нормами соглашения 1864 года. Результатом стали спасенные жизни. Под влиянием Анри и впечатлением от его «Воспоминания о битве при Сольферино» прусская королева Августа, невзирая на опасность холеры, лично ухаживала за ранеными, называя себя «ученицей» Дюнана. В связи с торжествами, посвященными победе Пруссии, швейцарец по ее приглашению посетил Берлин. На одном из приемов королева надела в его честь повязку с красным крестом.

В 1867 году Анри Дюнан, полностью отдавший себя общественной деятельности и не занимавшийся своим бизнесом, был объявлен банкротом. Женевский суд в связи с банкротством алжирского предприятия предъявил Дюнану обвинение в сознательном нанесении финансового ущерба доверителям. Вслед за этим он был вынужден оставить пост секретаря МККК и покинуть Швейцарию. Существуют разные версии, объясняющие это событие (материальные трудности, запятнанная банкротством репутация, разногласия с другими членами комитета), но факт остается фактом: Анри Дюнан был исключен из организации, идея создания которой принадлежала ему самому.

До 1874 года он жил во Франции и, несмотря на тяжелое финансовое положение, в одиночку продолжал свою все более разноплановую гуманитарную миссию. В период франко-прусской войны 1870-1871 годов и Парижской коммуны 1871 года Дюнан пытался выступать в роли посредника между противоборствующими сторонами. Кроме того, он участвовал в организации французских походных лазаретов, лично помогал раненым, доставленным в Париж. По его предложению были введены в употребление опознавательные медальоны, что позволило облегчить установление личности погибших. Дюнан выдвинул и активно пропагандировал идеи заключения международного соглашения об участи военнопленных и создания международного арбитражного суда. Он выступал также за создание еврейского государства в Палестине. В 1874 году Анри стал инициатором кампании против работорговли.

После банкротства для основателя Красного Креста начались годы безысходной нищеты и скитаний. До 1886 года Дюнан, бездомный бродяга, странствовал по дорогам Германии и Италии, жил на милостыню, иногда пользуясь гостеприимством друзей. Всеми забытый, он в 1887 году обосновался в Швейцарии, в местечке Хейден, и с 1892 года жил там в уединении при местной больнице. В 1895 году Анри случайно увидел швейцарский журналист и сообщил миру сенсационную новость: основатель известной во всем мире организации Красного Креста, оказывается, жив и влачит нищенское существование! С этого момента к Дюнану вернулась былая известность. Ко дню своего 68-летия он получил восхищенные послания со всех концов мира от выдающихся деятелей того времени, в частности от Папы Римского Льва XIII, ему стали оказывать финансовую поддержку. Не осталась в стороне и Россия.

В 1895 году Берлинский центральный комитет Общества Красного Креста информировал руководство РОКК о «тягостном» положении Анри Дюнана. Главное управление приняло решение о предоставлении ему разовой финансовой помощи в размере 500 рублей. В мае 1896 года руководство РОКК, считая «своей нравственной обязанностью вновь прийти на помощь г-ну Дюнану, дабы облегчить этому выдающемуся деятелю Красного Креста грустно сложившиеся для него условия жизни на склоне лет», направило в российскую миссию в Берне 1 тыс. франков с просьбой вручить их Анри.

К дню своего рождения, 8 мая, в 1896 году А. Дюнан получил несколько поздравительных телеграмм из России: от руководства Российского общества Красного Креста, «Русского общества сохранения народного здравия», шестого съезда «Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова». Приветствие от врачей «великому благодетелю человечества, основоположнику международной Женевской конвенции» Дюнану с благодарностью за его «благотворительное деяние» было подписано, в частности, почетным председателем съезда профессором Н. В. Склифосовским.

В январе 1897 года председатель РОКК М. П. фон Кауфман обратился к управляющему МИД М. Н. Муравьеву с предложением предпринять еще какие-либо шаги, направленные на улучшение положения «истинного виновника Женевской конвенции, которой санкционирована одна из величайших идей человеколюбия нашего времени»: «Генрих Дюнан… в глубокой старости живет в крайней бедности в частном приюте в кантоне Аппенцель, в Швейцарии, нуждаясь в необходимом. На тяжкое положение этого выдающегося деятеля на склоне его лет обратило внимание как Главное управление Общества Красного Креста, так и Германское Общество и другие общества Красного Креста и от времени до времени назначают ему пособия. Признавая, что такой вид помощи не соответствует заслугам этого исторического лица, Главное управление остановилось на мысли, что было бы полезно почтить Генриха Дюнана со стороны России государственным признанием его заслуг и назначением ему для сего из Государственного Казначейства пенсии в 1000 рублей золотом в год».

21 января (2 февраля) 1897 года президент Российского общества Красного Креста П. Герберг сообщил временному поверенному в делах России в Швейцарии В. Р. Бахерахту: «Августейшая покровительница Общества Красного Креста государыня императрица Мария Федоровна ввиду тяжкого материального положения инициатора и истинного виновника торжества великой идеи Красного Креста высочайше повелеть изволила назначить ему единовременно из сумм Российского общества Красного Креста 4000 франков и высочайше утвердила предположение Главного управления о назначении ему в будущем ежемесячной пенсии из оклада 4000 франков в год…». Руководитель РОКК просил дипломата периодически сообщать Главному управлению о положении Дюнана. Деньги ему передавались через посредство российской дипломатической миссии в Берне.

Будучи глубоко признательным за получение пожизненной пенсии, А. Дюнан направил благодарственную телеграмму и письмо руководству РОКК и просил передать его искреннюю благодарность покровительнице Российского Красного Креста императрице Марии Федоровне.

В 1897 году XII Международный съезд врачей, состоявшийся в Москве, единодушно присудил Дюнану учрежденную Московской Думой денежную премию в 5 тыс. франков.

В 1901 году Анри Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира, которую он разделил с французским государственным и политическим деятелем, известным пацифистом Фредериком Пасси. Однако из-за болезни Анри не смог принять участие в церемонии награждения.

Средства от многочисленных премий, присужденных ему в последние годы жизни, Дюнан практически не использовал для своих нужд и завещал употребить их на благотворительность.

Незадолго до кончины А. Дюнана в 1910 году ему было предоставлено звание почетного члена Томского университета, наряду с председателем МККК Г. Муанье. По-видимому, связующим звеном между швейцарскими гражданами, стоявшими у истоков Красного Креста, и первым сибирским университетом был профессор Томского университета П. М. Богаевский (1866-1929 гг.). После окончания юридического факультета Московского университета он писал диссертацию «Красный Крест в развитии международного права», ездил в Швейцарию, работал в архивах МККК под руководством Муанье. Высказывается предположение, что Богаевский мог быть лично знаком и с Дюнаном. С 1904 года Богаевский служил на кафедре государственного права в Томске, поэтому, возможно, юридический факультет и выдвинул А. Дюнана и Г. Муанье на избрание почетными членами Томского университета.

Анри Дюнан умер 30 октября 1910 года и был похоронен в Цюрихе. На его могиле стоит надгробный камень, изображающий опустившегося на колени человека, подающего воду раненому солдату. День рождения Дюнана, 8 мая, отмечается как Международный день Красного Креста и Красного Полумесяца. Учреждена медаль Анри Дюнана, являющаяся высшей наградой, присуждаемой МККК.

В настоящее время деятельность гуманитарных организаций Красного Креста вышла далеко за рамки «облегчения участи раненых и больных в действующих армиях». Общероссийская общественная организация «Российский Красный Крест» является участником Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, которое включает в себя 192 национальных общества, объединенных стремлением облегчать страдания людей, защищать жизнь и здоровье человека, обеспечивать уважение к личности человека не только во время вооруженных конфликтов, но и в чрезвычайных ситуациях в мирное время. Следуя идеям Дюнана и продолжая его гуманистическую миссию, мужчины и женщины в разных уголках планеты оказывают помощь пострадавшим с полной беспристрастностью, без какой-либо дискриминации по национальному признаку, вне зависимости от расовой, половой и классовой принадлежности, языка, религиозных верований, идейных взглядов, политических убеждений и социального статуса.

Осмотреть место происшествия. Осмотреть пострадавшего. Кровотечение? Нет. Сознание? Нет. Дыхание? Да. Вызвать скорую медицинскую помощь. Положить пострадавшего в восстановительное положение на боку. Проверять дыхание каждые две минуты. Простые действия, но их цена - человеческая жизнь.


Юлия Басенко, начальник отдела Историко-документального департамента МИД России, журнал «Международная жизнь»

В иллюстрации использованы фотоматериалы (общественное достояние) с сайта https://commons.wikimedia.org
29.02.2024
Важное

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант — один из крупнейших мыслителей в истории мировой философии.

22.04.2024 19:00:00

Таитяне обеспокоены проведением соревнований по серфингу у деревни Теахупоо на юго-западном побережье острова.

22.04.2024 17:00:00

Раскрыты детали мегапроекта, требующего 5 гигаватт энергии.

22.04.2024 14:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.