«За рубежом». Версия 2.0

«За рубежом». Версия 2.0

Рождение журнала «За рубежом» в 1929 году было связано с именем Максима Горького. Появление версии 2.0, с 1932 года – это уже работа другого титана, Михаила Кольцова. Для возрождения издания в послесталинское время потребовалось наличие в советской журналистике фигуры не меньшего масштаба – Алексея Аджубея.


Оставим в стороне инсинуации на тему известной поговорки «Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей», поскольку к реальности она не имеет особого отношения. Относительно менеджерских талантов зятя Хрущева может быть только один спор: живи и работай он не там, где строили развитой социализм, а при рынке и капитализме – превратил бы «Известия» в крупнейшую мировую медиакорпорацию? Стал бы кем-то вроде Херста, Шпрингера или Мердока? Есть вероятность, что да, еще как, да – массовую аудиторию с ее запросами Аджубей чувствовал, как никто, и идей с коммерческими перспективами у него было много, однако далеко не всё в СССР можно было реализовать.
 

Но идея с возобновлением «За рубежом» выстрелила именно в тех условиях – сталинско-черчиллевский железный занавес обветшал, концепция мирного сосуществования обрела реальные черты, Хрущев долетел до США, а Аджубей при нем был как министр иностранных дел без портфеля. В том же 1959 году, когда на Американской национальной выставке Никсон угощал первого секретаря КПСС пепси-колой, был создан (или, правильнее, воссоздан) Союз журналистов СССР – тоже во многом по инициативе Аджубея, между прочим.

 

В июне следующего 1960 года вышел первый номер официального издания Союза журналистов СССР «За рубежом», еженедельного обозрения иностранной прессы. Вышел крайне вовремя: буквально за полтора месяца до этого над территорией СССР был сбит самолет Гари Пауэрса, американское правительство «раскололось» о программе шпионских полетов и оттепель в холодной войне сменилась очередными заморозками. Дальше еще интереснее: на финишную прямую вышла космическая гонка, в которой наш Юрий Гагарин буквально на полкорпуса опередил их Алана Шепарда; во Вьетнаме СССР и США постоянно увеличивали градус противостояния – до температуры полыхающих джунглей; а совсем скоро советские корабли повезли ракеты на Кубу, и лишь личная переписка Хрущева и Кеннеди позволила сохранить равновесие на раскачивающемся канате, падение с которого означало ядерную войну. В общем, международная тематика была актуальна как никогда, а ориентироваться в быстро меняющихся условиях оказывалось непросто. Вот для правильной расстановки идеологических акцентов еженедельник «За рубежом» и был необходим.

 

«Политическая карта земного шара меняется быстро. Возникают новые государства, сбрасывающие колониальное иго. На картах появляются новые названия стран. За Азией к независимой жизни поднимается африканский континент, насильственно устраненный колонизаторами от международной политики. В Латинской Америке рушатся один за другим диктаторские режимы, уступающие место разным видам демократии. В гордиев узел затягиваются неустранимые противоречия между самими капиталистическими странами. Эти процессы многообразны, сложны и часто запутанны.

Еженедельное обозрение иностранной политической прессы “За рубежом”, издаваемое Союзом журналистов СССР, призвано более широко ознакомить советскую общественность с этими политическими, экономическими, культурными процессами, с внешней и внутренней политикой капиталистических стран, с классовой и идеологической борьбой, развертывающейся в мире. Это ознакомление будет проводиться путем опубликования материалов иностранной прессы и выступлений видных зарубежных деятелей по основным вопросам нынешнего международного положения», – поясняла своим читателям редакция в первом же номере.

 

В работе самой редакции Алексей Аджубей не участвовал, оставив себе закадровую роль вдохновителя. Главным редактором еженедельника был назначен Даниил Краминов, на тот момент – журналист-международник с 20-летним стажем, редактор отдела американских стран газеты «Правда». Забегая вперед, это было начало целой «эпохи Краминова», он будет возглавлять «За рубежом» на протяжении четверти века – от Хрущева до Горбачева.


В первом составе редколлегии сразу обращают на себя внимание еще две фамилии – С. Г. Лапин и Э. Н. Мамедов. Делавший успешную дипломатическую карьеру (посол в Австрии, замминистра иностранных дел при Громыко, посол в Китае и т. д.) Сергей Лапин в 1970 году возглавит Гостелерадио и станет тем самым «всемогущим», «великим и ужасным» Лапиным, которого с трепетом будут вспоминать все телевизионщики, работавшие в брежневские времена. Энвер Мамедов – участник военного трибунала в Нюрнберге, пресс-атташе советского посольства в Риме, советник-посланник в Вашингтоне, главный редактор Совинформбюро – этот ветеран дипломатических и информационных войн станет заместителем Лапина, его серым кардиналом, телевизионным «мистером Икс», главным конструктором системы советского ТВ и шеф-поваром пропагандистской кухни в Останкино.

 

Команда в еженедельнике с самого начала была собрана сильнейшая, звездная. Настоящая «сборная СССР» с длиной скамейки на два-три состава – сплошь видные журналисты-международники (редакторы журналов, руководители отделов, заведующие отделениями, политобозреватели) из ТАСС, «Правды», «Известий», АПН, Гостелерадио. Александр Вишневский, Юрий Гвоздев, Юрий Глухов, Николай Грибачев, Павел Демченко, Юрий Жуков, Владимир Иорданский, Карен Карагезьян, Николай Карев, Томас Колесниченко, Виталий Корионов, Валентин Коровиков, Евгений Коршунов, Владимир Кузнецов, Виктор Маевский, Викентий Матвеев, Серго Микоян, Александр Минеев, Павел Михалев, Павел Наумов, Вадим Некрасов, Олег Орестов, Николай Пахомов, Вадим Поляковский, Николай Прожогин, Леонид Рассадин, Георгий Ратиани, Мэлор Стуруа, Юрий Францев, Яков Хавинсон, Ольга Чечеткина, Александр Шальнев и многие другие. Если собрать про каждого, кто печатался в «За рубежом», хотя бы по паре самых интересных эпизодов из биографии, получится вполне приличный, во всяком случае крайне пухлый, учебник истории отечественной журналистики второй половины ХХ века.


В 1973 году по решению Правления Союза журналистов СССР, которое руководствовалось «желанием помочь читателям внимательнее и глубже знакомиться с важнейшими внешнеполитическими шагами КПСС и советского правительства», издание претерпело незначительное форматирование – стало «еженедельной газетой Союза журналистов». Из принципиальных изменений – сокращение объема выпуска (24 страницы вместо прежних 32) для ускорения оперативности при наборе номера и увеличение тиража до миллиона экземпляров (на старте в 1960 году было всего 100 тысяч).


Содержание же еженедельника все 25 лет при Краминове строилось на трех китах. Первый, самый большой, кит – это собственно материалы иностранной прессы, приготовленные и поданные в крайне разнообразном виде: полноценные перепечатки статей, обозрения, подборки заголовков с первых страниц, отдельные цитаты. Сюда же отнесем публикацию речей и докладов зарубежных политиков. Выступили, например, Эйзенхауэр, Фулбрайт или Рейган перед сенатом, по радио или на телевидении – «За рубежом» текст выступления напечатает, но с обязательными (как и в случае с перепечатками из газет) комментариями от обозревателей еженедельника, добавляющими нужный идеологический соус. Мол, уважаемые читатели, факты зарубежный политик приводит верные, а вот в оценках ошибается, сейчас объясним, как их правильно интерпретировать.


Каждый день в редакцию поступали объемистые пачки ежедневных и еженедельных газет, журналов из десятков стран мира. Всю используемую в подготовке выпусков корреспонденцию можно поделить на несколько «лиг», не равных по статусу и задачам. Условная высшая лига – это постоянно мелькавшие на страницах «За рубежом» ведущие издания западного мира (названия – обязательно в русской транскрипции, только так):


- «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост», «Ньюсуик», «Тайм» из США;

- «Таймс», «Гардиан», «Обсервер», «Файнэншл таймс», «Дейли миррор», «Санди таймс» из Англии;

- «Монд», «Фигаро», «Нувель обсерватер», «Ви увриер» из Франции;

- «Зюддойче цайтунг», «Франкфуртер альгемайне», «Шпигель», «Штерн», «Цайт» из Германии;

- «Коррьера делла сера», «Эспрессо», «Темпо», «Панорама» из Италии.


При этом для читателей под цитируемыми публикациями обычно коротко пояснялось, с каким изданием они имеют дело. Например: «“Тайм” (Время) – еженедельный иллюстрированный буржуазный журнал новостей и обозрений. Основан в 1923 году. Тираж – 5,5 миллиона экземпляров». Или: «“Монд” (Мир) – влиятельная буржуазная газета. Издается с 1944 года. Тираж – 470 тысяч экземпляров».


Вторая лига, по-своему тоже первая, даже более важная для определенных целей, – это газеты государств Варшавского блока (варшавская же «Трибуна люду», пражская «Руде право», софийская «Работническо дело», будапештский «Непсабадшаг») и издания левой направленности из капиталистических стран (американская «Дейли уорлд», английская «Морнинг стар», французская «Юманите», итальянская «Унита», немецкая «Унзере цайт»). Их печатают чуть менее часто, зато в связи с важными тематическими блоками, когда надо дать объективный взгляд на очередные преступления американского империализма (международного фашизма, звериного капитализма, воинствующего сионизма, пекинских экспансионистов, чилийской хунты и т. д.), осуждаемые прогрессивным человечеством. Или, наоборот, когда надо показать всеобщее одобрение уверенному курсу Страны Советов на ликвидацию международной напряженности. Так было, например, в 1980 году, когда именно на материале «прогрессивных» зарубежных СМИ советская экспансия в Афганистан показывалось как рука помощи и дружбы, протянутая на четкой международно-правовой основе, а призывы со стороны США к бойкоту московской олимпиады осуждались как недопустимое вмешательство.


Третью лигу, соответственно, составляла периодика стран третьего мира, иногда крайне экзотическая. Издания из Аргентины, Бразилии, Ганы, Гонконга, Египта, Индии, Индонезии, Ирака, Канады, Кении, Колумбии, Ливана, Мексики, Сирии, Туниса, Турции, Уругвая, Чили, Эфиопии, Японии – появление большинства из них на страницах «За рубежом» трудно было назвать постоянным явлением, однако в совокупности они давали чрезвычайно пеструю и разнообразную картину происходящего на земном шаре.

 

Следующий кит, на котором держался контент «За рубежом», – это публикации его авторов, той самой блестящей команды журналистов-международников. От передовой редакционной статьи до фельетона на последней полосе их материалы часто являлись стержнем, вокруг которого строились многие рубрики издания, включая такие важные, как:


- «События и комментарии» (отклики и оценки на наиболее важные темы номера);

- «Заметки на полях» (авторские колонки на злобу дня);

- «Репортаж для читателей “За рубежом”» (объемные работы с мощным эффектом присутствия);

- «Люди за кулисами» (рассказы о промышленниках и финансистах, влияющих на политику западных стран);

- «“Демократия” без маски» (разоблачения подтасовки выборов, покупки избирателей и политиков);

- «Страны и люди» (очерки об интересных городах, традициях и быте их жителей);

- «Коротко о книгах» (рецензии на книги, выпускаемые Издательством иностранной литературы) и др.

 

Можно представить, что чтение этого для советского человека было захватывающим: микс сенсационных разоблачений, политических детективов и идеологической борьбы (безработица, классовое неравенство, рост вооружений, борьба за независимость, мафия и коррупция, расовая сегрегация, ку-клукс-клан, проституция, наркомания). Заголовки соответствующие, вполне кликбейтные: «Военная истерия как средство в борьбе за пост президента», «Снова гитлеровцы», «Бизнес на смерти», «Предлог для интервенций», «Опасные происки Пентагона», «Страна репрессий», «Рассвет над Сомали», «Израиль в тисках кризиса, сомнений и тревог», «Битва у порога своего дома».


Наконец, третий кит, поменьше первых двух, но тоже важный, – это материалы зарубежных авторов, подготовленные специально для газеты «За рубежом». Как правило, это были зарубежные журналисты или политики, представлявшие либо социалистический лагерь, либо страны третьего мира, вставшие на путь построения социализма, либо сторонники коммунистических идей на Западе. Сквозь эти публикации красной нитью проходило сравнение: СССР и США, коммунизм и капитализм, «прогрессивное человечество» и «хищники войны» – что лучше, успешнее, сильнее? Ответ, конечно, был известен заранее, но пути решения этой задачи выбирались творчески. Например, французский писатель Андре Вюрмсер свои впечатления от поездки в СССР озаглавил «Если бы я был гидом “Интуриста”». Или депутат бельгийского парламента Раймон Шейвен съездил в Сибирь, и в рубрике «Мировая печать о Советском Союзе» появляется материал с его подписью: «Земля сокровищ, земля чудес». Конечно, «буржуазный политический деятель не может скрыть своего восхищения гигантскими успехами, одержанными советскими людьми по преобразованию облика Сибири».


Газета «За рубежом», единственное в своем роде издание в мире, просуществовала в практически неизменном виде до начала перестройки и гласности. В 1986 году на волне перемен, в т. ч. и в руководстве ведущих изданий советской периодики, Даниил Краминов уступил место главного редактора Михаилу Федорову, который попытался адаптировать газету… К чему? Был ли в то время какой-то устойчивый и четкий курс у советской внешней политики, которому могло бы служить издание, как оно делало это с 1960 года? Вряд ли. Наступило время трудных поисков нового облика и новых задач практически уже в другой стране.


Константин Алексеев, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории журналистики СПбГУ; Валерия Михайлова, студентка СПбГУ

В иллюстрации использовано изображение автора Untashable (CCBY3.0) и изображение автора  Edwin PM (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/
27.12.2023
Важное

Путь гения: Эрнест Долфи и революция джаза в нью-йоркских клубах 1960-х.

29.02.2024 09:00:00

С его появлением связывают «начало новой эры носимых устройств».

29.02.2024 13:00:00

ФРС - центральный банк США, созданный в 1913 году для обеспечения стабильности финансовой системы.

28.02.2024 19:00:00

Как изменилась культура маори из-за попыток ассимиляции европейцами и распространения «западного» образа жизни.

28.02.2024 17:00:00
Другие Фото

На фото: Императрица Китая Вань Жун курит в компании своего супруга, императора Китая Айсиньгёро Пу И.
Китай, 1930 год.
Фотограф: неизвестен
Источник: getarchive.net

На фото: Мать с ребенком.
Япония, Токио, конец 19 века.
Фотограф: Матуши Накаджима
Источник: flickr.com

На фото: Народный комиссар обороны СССР К. Е. Ворошилов на Красной площади.
СССР, Москва, 1928 год.
Фотограф: Дмитрий Дебабов
Источник: Wikimedia Commons

На фото: Золотая пластинка с пояснениями для внеземной цивилизации.
США, 1977 год.
Фотограф: Не указан
Источник: Wikimedia Commons