Монстры, призраки и аниме

Монстры, призраки и аниме

В № 49 (234) газеты «За рубежом» за 1964 год был напечатан материал «На гребне новой волны», посвящённый японским фильмам независимых режиссёров.


Известный французский критик и автор книжного цикла «Всеобщая история кино» Жорж Садуль рассказывал, какие режиссёры составляют костяк этой самой новой волны и как она зародилась.

Рассказ о новой школе кинематографа Садуль начинал с описания пары послевоенных фильмов японских авторов. Один из них – «Мы ещё живы» (или «И всё-таки мы живём») Тадаси Имаи, снятый в 1951 году. Сюжет фильма напоминает итальянскую ленту «Похитители велосипедов», вышедшую несколькими годами ранее. Об этой параллели критик и писал: «Этот фильм, известный мне ранее только понаслышке, я назвал как-то японским вариантом «Похитителей велосипедов», полагая, что он снят под впечатлением от шедевра Дзаваттини и Де Сика. Я ошибался. Тадаси Имай абсолютно самобытен и следует традициям школы «нового реализма», которая появилась в Японии незадолго перед войной».

По сюжету фильма отец семейства пытается устроиться на поденную работу, пока его жена и дети временно живут в деревне. Череда неудач подталкивают мужчину к мрачной мысли: ему и членам его семьи нужно покончить с собой, чтобы прекратить страдания. В свой последний день он ведёт жену и детей в парк, где его сын начинает тонуть в пруду. Однако мужчина бросается в воду и спасает его, после чего решает не сдаваться и продолжать жить.

Садуль писал, что картина, несмотря на «огрехи» в сюжете, задала тон послевоенному японскому кино. Он так же упомянул, что средства на создание фильма собирались «по подписке»: постановка была профинансирована за счёт денег, которые посылали неравнодушные рабочие, студенты и профсоюзы. Фильм поддержала и популярная японская актриса Исудзу Ямада. В целом такая форма сбора денег на создание фильма напоминает современную модель краудфандинга.

В авангарде японского кинематографа стояли талантливые режиссёры, которых не брали на работу в крупные студии. Свои фильмы они снимали на деньги, собранные рабочими организациями, профсоюзами и жителями муниципалитетов.

«"В каком состоянии «независимое» кино сейчас?" – спросил я сразу же по приезде в Токио, – продолжал Садуль. – Мне ответили, что его поддержкой не пользуется больше никто, кроме, пожалуй, Канэто Синдо… Фумио Камэй, Тадаси Имай, С. Ямамото и их соратники продолжают ставить картины, но уже на студиях крупных фирм, которые навязывают им свои сюжеты».

Кинокритик отмечал, что видел достаточное количество примеров японской новой волны и считал, что они были ближе к современности, чем работы их французских коллег. Он больше сравнивал японские ленты с итальянскими, хотя и отмечал, что кинематографисты Японии идут своим путём. В заключении Садуль указал, что крупные компании, финансирующие ленты молодых режиссёров, должны давать больше свободы амбициозным авторам и таким образом выводить японское кино из кризиса.

В каком состоянии кинематограф Японии находится в наши дни? Сегодня произведения авторов из этой страны одни из самых востребованных в мире. Может, широкой публике известно не так много имён и названий картин, но кинематографисты Страны восходящего солнца не раз влияли на массовый кинематограф и именитых авторов.

Так, например, одним из самых известных образов, пришедших из Японии, остаётся гигантский монстр из глубин океана – Годзилла. Впервые он появился в одноимённом фильме режиссёра Исиро Хонда в 1954 году и с тех пор стал центральным персонажем медиафраншизы. За годы своего существования он сражался со многими не менее огромными существами, такими как Кинг-Конг, и побывал в нескольких десятках фильмов, мультфильмов и комиксов.

В Японии монстров называют словом кайдзю («странный зверь»), а гигантских монстров, подобных Годзилле, – дайкайдзю. Зрелищные фильмы про огромных существ, несущих разрушение, не могли пройти мимо Голливуда. Они вдохновляют авторов блокбастеров на создание картин о битвах с пришельцами и монстрами. Эта модель легла в основу одной из самых известных франшиз последнего десятилетия – «Тихоокеанский рубеж». В двух фильмах мексиканский кинорежиссер Гильермо Дель Торо рассказал о противостоянии человечества с гигантскими чудовищами кайдзю, прибывшими из параллельной вселенной, чтобы уничтожить мир.

Влияние гигантских созданий на поп-культуру видно еще в одной франшизе про механических пришельцев, способных превращаться в транспорт. Бренд «Трансформеры» начинался с линейки японских игрушек, которые в 1983 году представили на ярмарке в Токио. Серию увидел глава американской компании по производству игрушек Джордж Дансей, имевший опыт работы с Marvel Comics. В целях увеличения продаж американо-японских игрушек, «Трансформерам» сначала посвятили комиксы, по сюжетам которых после создали мультсериал, а затем и серию блокбастеров, снятых в жанре научной фантастики. Популярность этих кинолент сегодня сравнима, пожалуй, с востребованностью фильмов про супергероев и стритрейсеров, возглавляемых Вином Дизелем.

Интересно, что в конце прошлого столетия, устав от однотипных голливудских фильмов ужасов, мир открыл для себя японский хоррор. В авангарде этого движения стояла девочка-утопленница по имени Садако Ямамура. Образ призрака из колодца с длинными чёрными волосами, закрывающими лицо, и леденящая душу фраза «Ты умрёшь через семь дней» прославили фильм «Звонок» далеко за пределами Японии и сделали его культовым. Позже в США даже сняли ремейк именитого хоррора. И таким образом запустили волну популярности крипипаста, или страшных историй, про проклятые кассеты, видео, игры и фото, которые обрекают на смерть всех, кто их увидит. Такими страшилками интернет полон до сих пор.

Что касается японской анимации (аниме), она в современном мире имеет репутацию не менее значимую, чем кино. В нулевых зрители следили за приключениями Эша Кетчума из «Покемонов», Йо из «Шаман кинга» и Наруто из одноимённого произведения. С тех пор появились сотни популярных проектов, посвященных как повседневной жизни героев (есть даже отдельный жанр про это), так и масштабным событиям. Например, «Атака титанов» – один из хитов японской анимации последних лет, названный одним из главных сериалов современности.

Интересно, что некоторые известные фильмы также уходят своими корнями в труды японских мастеров. Так культовая «Матрица» братьев Вачовски вдохновлена японским аниме «Призрак в доспехах», а в фантастической истории про путешествие по снам «Начало» от Кристофера Нолана узнаются мотивы и отдельные сцены из синефильской «Паприки» Сатоси Кона. Даже мультфильм «Король лев» про наследника престола Симбу очень похож на японского «Белого льва Кимбу», а в упомянутом «Тихоокеанском рубеже» критики находили влияние аниме «Евангелион».

В последние годы интерес к кинематографу Востока проявляется всё сильнее. Это касается как авторского кино, так и массового. Но японским режиссерам, как и прежде, для своих проектов приходится самим искать спонсоров и меценатов. Чаще всего ими выступают топовые японские телеканалы. При этом цели – вывести фильм в большой прокат – перед режиссерами не ставят. Готовые фильмы и аниме десятилетиями крутят по телевизору или продают на видеоносителях. Впрочем, это не мешает жителям планеты открывать для себя талантливых авторов, таких как Акира Куросава или Хаяо Миядзаки.


Сергей Меляхов

В иллюстрации использовано фото с сайта https://unsplash.com/ и фото из архивов редакции.

13.10.2023
Важное

Летающий автомобиль китайского производителя электромобилей Xpeng совершил первый полет в Пекине.

18.06.2024 17:00:00

МОК объявил об учреждении Олимпийских киберспортивных игр. Как инициативу оценивают эксперты?

18.06.2024 13:00:00

Новый проект NASA поможет астрономам точнее изучать вселенную.

18.06.2024 09:00:00
Другие Фото

Источник: газета «За рубежом».

Номер и дата выпуска: 5 (606), 23 января - 3 февраля, 1972 год.

 

Еженедельное международное обозрение ЦТ СССР.

Эфир: 02.03.1978.

Источник: тележурнал «Международная панорама».

Заголовок: «Громовой язык рассвирепевшей Этны»  
Номер и дата выпуска:  № 34 (999) от 17-23 августа 1979 года.
Источник: газета «За рубежом».

На фото: «Москва читающая» (самая известная подпись к фотографии).
СССР, Москва, 1951 год.
Фотограф: Евгений Халдей
Источник: Мультимедиа арт музей / Московский дом фотографии