«Защита прав женщин - один из приоритетов G20»

«Защита прав женщин - один из приоритетов G20»
В эксклюзивном интервью партнеру Евразийской медиагруппы, международной сети TV BRICS, представитель Российской Федерации в «Женской двадцатке» (W20), проректор Российского национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай» Виктория Панова рассказала о результатах работы W20 и о том, какие инициативы в области образования может предложить «Женская двадцатка». Разговор состоялся в преддверии саммита G20 в рамках проекта BRICS & G20. 2023.
Виктория Панова окончила факультет международных отношений МГИМО, МИД России. Кандидат наук. Входит в совет Евразийского женского форума. Возглавляла Приморское отделение «Союза женщин России». К ее научным интересам относятся вопросы глобального управления и деятельности таких международных организаций, как «Большая семерка», «Большая двадцатка», БРИКС.



 – «Женская двадцатка» - один из самых молодых форматов группы G20, который был создан в 2015 году. О каких главных результатах работы вы можете рассказать?



 – Прежде чем перейти к рассказу о самом формате, надо вспомнить решение лидеров, которое было принято в 2014 году в Брисбене относительно необходимости каждой из стран «двадцатки» на 25 % увеличить количество женщин, присутствующих на рынке труда. Для укрепления экономической устойчивости во всем мире было решено использовать недооцененный на тот момент потенциал женщин в экономике. С соответствующей инициативой выступил Эрдоган, который тогда председательствовал в G20, надо отдать должное и нам, а вернее нашему шерпе в группе G20 Светлане Лукаш, которая как раз была одним из идеологов запуска этого формата.

Формат устоялся, он продолжает развивается. Если посмотрите на документы группы G20, вы увидите, что там регулярно появляются вопросы, касающиеся женщин. Более того, с каждым годом их количество увеличивается. Изначально все 19 стран и страны ЕС все-таки находились в очень разных позициях относительно прав и возможностей женщин. В России, например, как минимум на законодательном уровне есть полноценное равноправие между мужчинами женщинами. А в Саудовской Аравии на тот момент только недавно разрешили женщинам садиться за руль, начали предоставлять декретный отпуск, выплаты по беременности, по уходу за ребенком и так далее.

И «Женская двадцатка» как раз вырабатывает рекомендации, которые позволят улучшить положение женщин, права женщин повсеместно, как в странах G20, так и во всем мире.



 – Вы возглавили российскую делегацию на недавнем саммите «Женской двадцатки». Расскажите, как он прошел и довольны вы его результатами или нет?



 – Это было место встречи единомышленников, место встречи людей, у которых есть общая цель – уравнивание в правах мужчин и женщин, выработка новых механизмов и решений для того, чтобы у женщин было больше прав и возможностей. И как раз этим саммит и характеризовался. Мы шли по приоритетам, которые были у индийского председателя. Это касалось и женского предпринимательства, роли и увеличения доли и возможностей для создания микро-, малых и средних предприятий, где владельцами являются женщины. И действительно, был предложен и проработан ряд рекомендаций по этому направлению.



Одно из важнейших направлений – это устранение существующего цифрового разрыва. Он, скажем так, не настолько актуален для нашей страны, но в мировом масштабе это действительно серьезная проблема. Есть некая опасность выработки алгоритмов, которые будут в чем-то ущемлять женщин в рамках этики. Есть определеннее видение, которое присутствует у мужчин относительно роли женщин, того, как должно быть построено общество. Видение женщин может не совпадать с мужским. А в алгоритм уже закладываются те параметры, которые приняты, скажем так, в мужском сообществе. Не во всех странах есть одинаковый доступ к информационным ресурсам. Это тоже важный момент.



 – Чего вы ждете от участия нашей страны в предстоящем саммите G20? Что именно хотелось бы увидеть в финальном документе?



 – «Большая двадцатка» – это все-таки некий механизм, в который входят страны с разными политическими и экономическими моделями. Но тем не менее они являются системно важными и нацелены на сохранение некоей стабильной экономической и финансовой системы. Хотелось бы, чтобы на саммите об этом не забыли. Тогда будут достигнуты все те решения, которые поставлены в качестве приоритетных, посвященных в том числе возросшей роли женщин. Важно, чтобы от этих моментов не отвлекались, чтобы социальные, экономические, финансовые аспекты без политизации были проработаны. Права женщин, вопросы предпринимательства, цифровой инфраструктуры – было бы полезно, чтобы в рамках саммита G20 об этом договорились.



 – Если говорить в целом о перспективах развития мировой экономики и векторе этого развития, о международном сотрудничестве, какие здесь у вас ожидания от предстоящего саммита G20?



 – Более оптимистичные ожидания у меня возникают ввиду того, что сейчас идет серия председательства именно развивающихся стран из стран мирового большинства, которые конструктивно настроены на то, чтобы сотрудничество и взаимодействие ставить во главу угла, те вопросы, которые важны для экономики.

В текущих условиях, с учетом недавно прошедшего саммита БРИКС и его начавшегося расширения, я могла бы ожидать интеграцию. Мы знаем, что было еще большое количество желающих вступить – порядка 23 заявок плюс около 20 стран выразили интерес к блоку. Шесть стран вступили. То есть порядка 50 стран мира – это практически половина населения. Вот здесь можно ожидать некую интеграцию. Поэтому я бы сказала, что «Группа двадцати» – дополнительная площадка для стран мирового большинства, которые в принципе группируются вокруг БРИКС.



 – Вы уже упомянули образовательные проекты. Если говорить шире, какие еще инициативы в этой области может предложить «Женская двадцатка»? И каким вы видите развитие системы образования в странах БРИКС?



 – В рамках «двадцатки» мы можем говорить о развитии каких-то вариантов мобильности в рамках БРИКС, БРИКС+. Это абсолютно назревшие и необходимые инструменты. И конечно же, дальнейшие переговоры по взаимному признанию квалификаций, по стандартизации и дальнейшей адаптации законодательства для того, чтобы можно было продвигать дипломные сетевые программы. Мне кажется, что как раз гуманитарная сфера для нас должна быть фундаментом для всего остального – как в G20, так и в БРИКС и «БРИКС плюс».



 – Насколько хорошо, на ваш взгляд, тема защиты прав женщин отражена в повестке дня G20? И что в этой сфере делает Россия?



 – Если мы говорим о «Группе двадцати», то в этом году Индия выдвинула права женщин в качестве одного из приоритетов. Это важный момент, потому что раньше этого действительно не было. Индия как раз та страна, где сейчас премьер-министр Нарендра Моди активно работает, чтобы преодолевать все те сложности, которые есть в Индии. Это и проблемы женщин из сельских районов, и доступ женщин к цифровой инфраструктуре. Такие сложности есть у многих стран, поэтому через приоритетность в группе G20 и вложения государств в эти направления мы действительно сможем наблюдать прогресс, в том числе и по соблюдению прав человека.

Это то, чем «Женская двадцатка» занимается с самого начала. В России тоже не все хорошо до сих пор. У нас есть определенные стереотипы в отношении женщин, есть, например, разрыв в оплате труда, поэтому здесь есть куда двигаться.

У нас есть Национальная стратегия действий в интересах женщин, принятая до 2030 года. Это и участие в политической жизни, экономике, образовании, развитии компетенций для женщин и так далее.



 – Как вы оцениваете женскую кооперацию? Темпы сейчас достаточны, на ваш взгляд, или не хватает чего-то?



 – Всегда можно двигаться быстрее, лучше, интенсивнее. Да, есть поддерживающие механизмы, но всегда можно найти больше финансирования. Одно из предложений в «Женской двадцатке» – выделять не менее 5 процентов в рамках кредитования предприятий именно тем, которыми владеют женщины или где управляющими являются женщины, исходя из национальных условий. Важно укрепить роль женщин, важно продвигать полное равенство возможностей.
В иллюстрации использовано изображение автора Denis BERNARD (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/
06.09.2023
Важное

Заголовок: «Развалины в пустыне».

Номер и дата выпуска: 7 (452), 1969 год.

Источник: газета «За рубежом».

 

12.04.2024 19:00:00

Ученые предполагают, что жители Сибири переселялись в Северную Америку в эпоху оледенения.

12.04.2024 17:00:00

Австрийский военный инженер описал принцип действия ракеты, но не смог полностью понять физический принцип извлечения реактивной силы из запаса топлива.

12.04.2024 14:00:00
Другие Интервью

Интервью с научным сотрудником Института США и Канады РАН Александрой Филиппенко

 



Интервью с членом-корреспондентом РАН, директором Института всеобщей истории  Михаилом Липкиным.

Интервью с доктором экономических наук, членом-корреспондентом Российской академии наук Ольгой Буториной.

Интервью с доктором политических наук, руководителем центра политологии и политической социологии ИВ РАН Александром Железняковым.