В Латинской Америке такие же проблемы, как и у нас, только у них нет качественного авторского кино

В Латинской Америке такие же проблемы, как и у нас, только у них нет качественного авторского кино
6 фильмов, 13 стран, 15 городов, 9 недель – вот что представляет собой проект «Кругосветка». В рамках мирового тура группа молодых кинематографистов показывает зрителям, что такое российское авторское кино. Для примера они взяли с собой картины «Межсезонье», «Рапана», «Молодость», «Капкан», «Лебединое озеро», «Сёстры», а после показов проводят встречи и дискуссии с местными киноманами и русскоязычными поклонниками актуальных российских фильмов. Родин Чемонин - обозреватель Евразийской медиагруппы - постоянно держит связь с нашими отважными путешественниками.

Сейчас в Сантьяго (Чили) 10 утра, идёт третья неделя «Кругосветки», во время которой уже состоялись показы в Бразилии и Аргентине. Группа российских киношников только проснулась: вчера после показа одного из фильмов состоялась сессия вопросов и ответов, которая затянулась чуть ли не до утра. В нашей сегодняшней прямой линии принимают участие продюсеры Максим Добромыслов (кинокомпания «Переворот») и Лариса Олейник (кинокомпания «DOKA») и оператор-постановщик фильма «Межсезонье» Наталья Макарова.

- Как появилась идея «Кругосветки» и как вы выбирали страны и города для неё?

Максим Добромыслов:  Изначально у нас был тур «Межсезонья» по европейским городам, после чего возникла мысль, что было бы неплохо показать его и в Латинской Америке. Потом мы с Ларисой Олейник подумали, а почему бы не замахнуться нам на более масштабные мероприятия? Так пришла идея кругосветного путешествия с показом нескольких российских авторских фильмов. Мы опирались на те крупные города, где есть русские люди и где можно предварительно договориться о показе фильмов. Так на нашей карте возникли Бразилия (Сан-Паулу), Аргентина (Буэнос-Айрес), Чили (Сантьяго), уже завтра мы будем в перуанской Лиме. Дальше, возможно, у нас будет Боливия (мы сейчас как раз ждём подтверждения), Мексика (Мехико), потом мы переплывём Тихий Океан, и начнётся Азия.

- По каким признакам выбирались фильмы?

Максим Добромыслов: У нас была цель взять в путешествие наше авторское независимое кино. Основным фильмом является «Межсезонье» Александра Ханта, а у Ларисы Олейник«Рапана» Виталия Суслина, который она сейчас продвигает. Потом мы подумали: а что можно ещё показать за рубежом? И мы выбрали «Молодость» Дмитрия Давыдова, потому что нам хотелось представить Россию как многонациональную страну и взять такое кино на якутском языке. Потом сами собой «прицепились» и другие исключительно авторские фильмы, никем и ничем не поддержанные. «Капкан» Галины Уразовой вошёл почти в последний момент: узнав историю этого фильма и самого режиссёра, которая живёт на хуторе в Воронежской области, и она сама, не получая никакой поддержки, не имея никаких продюсеров за спиной, взяла и сняла вот такое кино. Было принято решение, что необходимо ей помочь и взять её фильм с собой на борт.

- Слушайте, это же непосильная задача: заранее составлять расписание, букировать кинотеатры, клубы, сцены в тех городах, которых из Москвы и представить-то сложно.

Лариса Олейник: Мы через социальные сети искали соотечественников, которые оказались в этих странах. Таким образом мы выходили на продюсеров в Аргентине, бразильских кинематографистов, они помогали нам организовывать мероприятия в своих странах и государствах, в которых у них есть единомышленники, друзья и партнёры. Например, в Бразилии был проведён целый фестиваль российского авторского кино, в течение шести дней мы показывали наши фильмы. В Буэнос-Айресе показы проходили в трёх пространствах: в музее современного искусства, в центре документального кино и под открытым небом в киношколе, которую организовали наши соотечественники для русских детей.

- Учитывая такую странную специфику мест, где вы показываете наше кино, в каком формате вы везёте с собой копии?

Наталья Макарова: У нас есть с собой жесткий диск со всеми возможными форматами. В совсем серьёзных кинотеатрах мы показывали фильмы в DCP (Digital Cinema Package - театральный формат показа цифровых копий фильмов. – Прим. редакции). Где-то мы вообще показывали кино в баре чуть ли не на телевизоре. Это было, кстати, в Аргентине, где у них в питейном заведении образовался такой мини-киноклуб. Вчера показывали в церкви, там зал довольно приличный, с хорошей акустикой, экраном и проектором. Так что вот так и возим фильмы, на хард-диске в сумочке.

- Я почему спрашиваю: насколько мне известно, страны Латинской Америки, которые вы перечисляли, относительно бедны и их кинотеатры технически плохо обеспечены.

Наталья Макарова: Это так и есть. Они вообще не обеспечены. Чувствуется, что здесь жизнь другого уровня. Здесь не так жирно, как в России, Германии, Франции и других европейских странах. Здесь люди скромнее живут.

- Сколько тогда стоят билеты на наши сеансы? Или вы бесплатно показываете кино?

Максим Добромыслов:  Это всё безвозмездные показы. Но они проходят с бешеным ажиотажем. Залы забиты не только русскими, которые здесь живут, но и местными жителями. А так как мы показываем всё не в один день, а растягиваем на три, то количество зрителей растёт от просмотра к просмотру.

Наталья Макарова: Мы в первый день показали «Рапана» и «Лебединое озеро» - это фильмы, которые, на наш взгляд, кажутся наиболее сильными. И после показа к нам подошёл один зритель и сказал: «Я пришёл, чтобы просто провести вечер и заодно киношку посмотреть, но не ожидал, что это будет настолько круто». На следующий день он пришёл уже не один, с друзьями. Если бы мы остались ещё на несколько дней, то мы бы не справились с таким количеством желающих посмотреть наши фильмы.

Лариса Олейник: Иногда даже в зале местных жителей было больше, чем русских.

- Есть какая-то специфика зрительского смотрения в каждой из точек, где вы останавливаетесь? Вы теперь можете отличить зрителей одной страны от зрителей другой?

Максим Добромыслов: Сложно сказать. Например, мы заметили, что в Аргентине на показы ходит больше молодёжи. Там большое киносообщество, поэтому фильмы смотрят телевизионные продюсеры, режиссёры, актёры, В Чили много зрителей в возрасте, здесь очень сильное движение людей, которые уехали из России по разным причинам в 1917 году или после войны, поэтому здесь живут дети и внуки - потомки этих беженцев. Приходила 97-летняя женщина, дочка какого-то русского офицера, который после революции 17-ого года бежал из Крыма и здесь поселился. Вот она ходит на все фильмы.

- Считается, что в Южной Америке очень большая преступность. Вы это почувствовали или это штамп такой?

Максим Добромыслов: Мы пока что в наркокартели ещё не вступили. На самом деле, если без шуток, тут действительно не так спокойно, как в России. У каждого человека здесь присутствует какое-т внутреннее беспокойство, что его могут ограбить, что-то с ним сделать и так далее, но мы с этим не сталкивались. Был даже удивительный случай: мы потеряли телефон и нам на утро его вернули. Люди специально узнали, где мы остановились, приехали и отдали его нам.

- Кстати, а где и у кого вы останавливаетесь, или вы живёте в гостиницах?

Максим Добромыслов: Нет, у нас такая позиция: никаких гостиниц, мы живём у тех, кто нам пишет. Вот сейчас мы живём у человека, который связан с кино, он когда-то уехал из России и приютил нас.

Лариса Олейник: И он же преподаёт актёрское мастерство в одном из образовательных учреждений.

- Наташа, ты не снимаешь «фильм о фильме», то есть о «Кругосветке»?

Наталья Макарова: Нет. Если и снимаю, то, в основном, обсуждения, и то на телефон. Цели такой нет, если этим и заниматься, то нужно думать только об этом. Это трудно.

- Вы же с субтитрами показываете? Кто вам их делает?

Лариса Олейник: Нам делают субтитры носители языка. Португальские были нужны для Бразилии, испанские – для остальных стран.

- Куда вы дальше поедете после Чили?

Лариса Олейник: Мы планируем посетить Токио, Сингапур, Индонезию, Стамбул, дальше будет видно.

- Выходит, что вы ничего от «Кругосветки» не получаете. Закономерен вопрос: зачем вам это всё нужно?

Максим Добромыслов: Как продюсеры авторского кино мы поставили перед собой основную задачу, чтобы о нашем кино узнали как можно людей. Это первое. К сожалению, российское авторское кино даже у нас на Родине проходит вскользь, его видят только ценители и посетители фестивалей. Но мы же видим, что людям это очень интересно. Второе – это сделать так, чтобы вызвать этот интерес у зарубежного зрителя. Очень часто возникает ситуация, что в России на российское авторское кино возникает спрос только после того, как на него обращают внимание за рубежом. У нас есть уже договорённости и о продажах фильмов и о показах. Мне кажется, что такого никто никогда ещё не делал.

Мы только вчера это обсуждали: в Чили, в Аргентине, в Бразилии проблемы те же, что и у русских людей. И они всё понимают в наших фильмах, все всё чувствуют. А так как у них самих такого кино нет, то им это крайне интересно.

- То есть у них нет чилийского, аргентинского и так далее авторского кино?

Максим Добромыслов:  Оно существует, но оно держится благодаря единицам режиссёров. У нас авторское кино более развито, чем здесь.

Лариса Олейник: Мы сегодня едем в университет, будем встречаться с преподавателями, студентами, вместе посмотрим фильмы. Один мы покажем в аудитории, а остальные они посмотрели предварительно, чтобы получился разговор.

На прощание мы договариваемся о том, что будем периодически связываться, после того, как латиноамериканская часть тура закончится и путешествие продолжится в Японии, Турции, Сингапуре и других точках тура. Получится своеобразный дневник, последняя глава которого будет написана по возвращении команды наших молодых кинематографистов в Москву в начале мая.

 


Автор: Родион Чемонин

Фото предоставлено организаторами проекта "Кругосветка"
27.03.2023
Важное

На аукционе в Новой Зеландии перо вымершей птицы гуйя продали почти за 28,5 тысячи долларов.

27.05.2024 09:00:00

Чип внедрят в мозг ещё одного пациента.

26.05.2024 13:00:00

Калифорнийский музей Брод увеличит свою площадь на 70 %.

26.05.2024 09:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.