Золото Бухары

НАСЛЕДИЕ СОВРЕМЕННОГО УЗБЕКИСТАНА

Его Высочество эмир Бухарского Эмирата (под протекторатом Российской империи) Сеид Мир Мухаммед Алим-хан был последним правителем из династии мангытов. Вообще, начало XX века — эпоха всех последних: царей, королей, султанов, императоров... Алим-хан, будучи человеком хорошо образованным и политически мотивированным, пытался как мог оттянуть неизбежный распад своих владений и при восшествии на трон в 1911 году объявил войну коррупции. Отныне ни он, ни его приближённые не должны были принимать подарков и дарований, должностным лицам и чиновникам запрещалось брать взятки, а государственные налоги (теперь — официально) нельзя было использовать для негосударственных нужд. Разумеется, надежд на прямое исполнение таких указаний эмир не питал, поэтому ставка была сделана прежде всего на завоевание авторитета среди простого народа. Идя в ногу со временем, Алим-хан не препятствовал и развитию просвещения: в стране развилось движение за бесплатное образование, стали выходить газеты и журналы, мало контролируемые властью. В этих же изданиях вскоре начали появляться статьи и карикатуры, высмеивающие самого эмира и его некоррумпированное окружение. В итоге демократический эксперимент был свёрнут в зародыше: часть творческой интеллигенции направили в бухарский зиндан (подземная тюрьма), а менее талантливых ждало бичевание плетью. Впрочем, тогда, в 1911 году, [фотограф и изобретатель] Сергей Михайлович Проскудин-Горский запечатлел Алим-хана человеком,  который, казалось, держит в руках не только свой эмират, но и собственную судьбу.



«Эмир без родины жалок и ничтожен. Нищий, умерший на родине, — воистину эмир» – эти слова завещал написать на своей могиле Сеид Алим-хан, когда в Бухаре и соседних ханствах установилась советская власть, впоследствии разделившая эти территории по национальному признаку, образовав Узбекскую, Таджикскую и Туркменскую ССР (киргизов и казахов межевали позже). Алим-хан, не сумев дать отпор Красной армии, перебрался в Афганистан. 2 сентября 1920 года командующий войсками Туркестанского фронта Фрунзе телеграфирует в Кремль:

«Крепость Старая Бухара взята сегодня штурмом. Пал последний оплот бухарского мракобесия и черносотенства. Над Регистаном победно развевается Красное знамя мировой революции».

Добрались красноармейцы и до мангытской казны. Это подтверждается длинным 48-страничным актом изъятых ценностей из кладовых бежавшего эмира. Сам документ хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории. Всего по акту насчитывалось 122 872 единицы драгоценных вещей. Бриллиантов почти на 2000 карат (без учёта крупных алмазов), около тонны золота, 111 тонн серебра, разложенных по 42 сундукам и 1836 мешкам. Ну и по мелочи: жемчуг, изумруды, предметы искусства, наличные деньги (26 сундуков), а также другие отменённые Алим-ханом в 1911 году подарки и дарования.

Из статьи «Сокровища династии мангытов» (Журнал «Историк», Н. Назаршоев, А. Гафуров):

«Большинство драгоценных камней инкрустированы в золотые изделия: 1 султан с алмазами и жемчугом, 4 короны, 3 пары серег, 8 брошей, 26 колец, 26 дамских часов, 37 орденов, 11 браслетов, 53 портсигара, 14 поясов с бляхами, 7 звезд (с 5 крупными и средними бриллиантами и 30 мелкими), 43 женских зеркала, орден Белого Орла с 13 бриллиантами, нагрудный портрет Саида Алим-хана с 10 крупными и 20 мелкими бриллиантами, бляха с 59 бриллиантами, орден Святого Апостола Андрея Первозванного с 20 бриллиантами, 2 ордена Святого Владимира I степени с 20 бриллиантами и к ним две прицепки с 10 бриллиантами, 5 орденов Святого Станислава I степени с 13 бриллиантами, орден Александра Невского с алмазами, Крест Датский с 14 бриллиантами, Орёл Сербский с 5 алмазами, знак «За 25-летнюю службу» с 6 бриллиантами, 3 серебряные персидские звезды с алмазами, 18 серебряных шашек с камнями и эмалью, серебряная пряжка с 21 бриллиантом и т.д».

К Акту имеется приложение, согласно которому все золотые изделия и драгоценные камни прошли экспертную оценку, в которой принял участие ювелир по фамилии Данильсон, для определения их качества и веса. Однако вес драгоценных камней, золота и серебра, определённых Данильсоном, оказался заниженным по сравнению с тем, который приводится в самом Акте. Другая часть вещей и вовсе описана группой, без указания количества предметов. Таким образом, казна сначала слегка усушилась при погрузке в Бухаре, а потом немного утряслась при транспортировке в ташкентский Наркомфин. Ювелирная работа. Под стук колёс и дребезжание сундуков прохладной ноябрьской ночью нёсся по степи поезд, доверху набитый бухарскими сокровищами, и [наверняка] не было чего-то более запоминающегося в жизни сопровождавших его Хайруллы Мухитдинова и Хол-Ходжи Сулейманходжаева.

Что касается экс-эмира, то по пути в Афганистан он сначала отступил в Душанбе, обзаведясь там новым гаремом, после чего какое-то время находился в районе Гиссарского хребта с небольшим войском. С этого момента факты уступают место легендам, согласно одной из которых в этих самых горах
Алим-хан сделал большую закладку, а именно — 10 тонн золота. Другая история связана с резиденцией эмира в Санкт-Петербурге по адресу Каменноостровский проспект, 44-б, и построенной неподалёку мечетью. Были предположения, что это золото хранилось в тайниках подземного хода.

Из статьи «На стыке эпох: Дом эмира Бухарского» (
С. Васильев, author.today):

«
Ленинградцы верили: мечеть и дом эмира связывает подземный ход, который должен был позволить владыке Бухары ходить на молитву без всяких препятствий и в любое время суток. Документальных свидетельств существования подземного хода длиною более полутора километров нет, но одна из родственниц архитектора утверждала, что ход должен быть. А жившие в 1930-е годы в коммуналках Дома эмира вспоминали, как детьми они играли в разведчиков в длинном тоннеле, идущем куда-то из подвала…».

Воспользовавшись воображением золотоискателей, вернёмся к фотографии. С определённого ракурса видится не облачённый в делюкс хан, сидящий на золотых сундуках, а, например,
Абу Али ибн Сина (Авиценна) и его «Канон врачебной науки», определивший различие между холерой и чумой, описавший проказу, вирусный характер оспы и внёсший огромный вклад в развитие медицины. Мухаммад ибн Муса аль Хорезми, которого в Европе называют, на минуточку, «отцом алгебры». Автор трудов по географии, математик и астроном Аль-Бируни, на пять веков ранее Галилея предположивший, что «всё-таки она вертится!». Наконец, человек, чьё имя точно слышали все — Омар Хайям. Все они были амбассадорами научных открытий, знаний и философии, которые расползлись по миру, как сокровища Алим-хана. Жили при разных правителях, в разных странах, с постоянно меняющимися границами, будь то Сельджукская империя, Багдадский или Саманидский халифат, но всех объединяло одно: большая часть территории современного Узбекистана входила во все конфигурации упомянутых государственных образований средневековой Азии. Авиценна в принципе родился в Бухаре, Омар Хайям много лет провёл в библиотеках Самарканда, Аль-Бируни работал в столице древнего Хорезма — Кияте, ныне узбекском городе, переименованном в его честь.

Вне всяких сомнений, существенный вклад в культурное и научное развитие этих территорий внесли маршруты так называемого
Великого шёлкового пути, ключевым пунктом которого более двух тысячелетий являлся Самарканд. Здесь пересекались западные и восточные торговые потоки, отчего зарождался определённый межкультурный фьюжн, впоследствии оказавший колоссальное влияние на весь мир. Сам по себе напрашивается вывод, что этот же торговый маршрут повлиял и на то, в каком вассальном виде Средняя Азия добралась к началу ХХ века: всё лучшее разлеталось по странам с хорошо развитой экономикой, населением и, конечно, хорошо управляемой армией. Бесконечное хождение по халифатам и отсутствие прямого выхода к Мировому океану в итоге зажало в тиски и во многом перевело коллективный Самарканд (Ташкент, Бухару и т.д.) скорее в статус наблюдателя, чем участника собственного же разграбления. Но это, как говорится, имхо. 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ:

Лицо, давшее взятку, освобождается от ответственности, если в отношении него имело место вымогательство взятки и это лицо в течение тридцати суток после совершения преступных действий добровольно заявило о случившемся, чистосердечно раскаялось и активно способствовало раскрытию преступления.

Уголовный Кодекс Республики Узбекистан, Статья 211, «Дача взятки».


Автор: Иван Захаренко

09.03.2023
Важное

Торги токеном хомяка Hamster Kombat стартовали на премаркете криптобиржи Bybit.

13.07.2024 13:00:00

Гана планирует построить свою первую атомную электростанцию: что стоит за этим решением?

13.07.2024 09:00:00

Милей открывает доступ для отечественных и иностранных компаний на авиарынок Аргентины и отменяет регулирование тарифов на авиабилеты.

12.07.2024 17:00:00
Другие Фото

На фото: Ловец воров (справа) во время поисков преступника.
Эфиопия (Абиссиния), ориентировочно 1929 год.
Фотограф: неизвестен
Источник: Архив Роба Муриса

Заголовок: «400 веков настенной живописи»
Номер и дата выпуска: № 46 (647) 10-16 ноября 1972 год.
Источник: газета «За рубежом».

Автор: Виталий Петрусенко.
Источник: газета «За рубежом».
Номер и дата выпуска: 9 (402), 23-29 февраля, 1969 год.

Источник: газета «За рубежом».

Номер и дата выпуска: 9 (610), 22 февраля - 2 марта, 1972 год.