Россия - Китай. Образование

Россия - Китай. Образование

Историю сотрудничества России и Китая в сфере образования принято вести с 1689 года. Тогда правительства двух стран подписали договор, который положил начало отправке российских студентов в Поднебесную. С тех пор отношения Москвы и Пекина в этой области преодолели гигантский, насыщенный событиями путь. Как это взаимодействие развивается в XXI веке? Чем китайских студентов привлекает возможность получения образования в России? Какие специальности востребованы у российских учащихся в Китае? Каковы перспективы сетевых форм международного сотрудничества, таких как Альянс университетов Шелкового пути и Сетевой университет БРИКС? На эти и другие вопросы в эфире совместного проекта TV BRICS, партнера Евразийской медиагруппы, и CCTV «Время говорить. Россия – Китай» отвечает Лариса Ефремова, проректор по международной деятельности Российского университета дружбы народов.


- Не секрет, что после учреждения Китайской Народной Республики модель образования была взята все-таки с нашей советской модели. Расскажите, на каком уровне сейчас находится сотрудничество наших стран в этой сфере?

- Еще в 1937 году, когда Китай делал свои реформы в области образования, он действительно очень многое взял из того, что было создано в нашей стране. Но это он адаптировал, совершенствовал под свое законодательство, под ментальность своего народа. Если говорить о сегодняшнем дне, я могу говорить о двадцати годах, которые меня связывают с системой образования Китая. За это время выстроилась стройная системная работа китайских университетов и российских университетов. Практика показывает, что около 600 российских университетов сотрудничают примерно с таким же количеством китайских университетов. Это сотрудничество идет по конкретным направлениям. То, что нужно для развития науки России и то, что нужно для развития науки Китая. Поэтому мы работаем в этой части точечно, а не просто осуществляем образовательное сотрудничество во имя сотрудничества и встречи на территории Китая и на территории нашей страны.

- Каких успехов удалось добиться именно РУДН?

- РУДН находится в первой десятке российских вузов, который активно развивает всевозможные контакты с университетами Китая. У нас сегодня существует 60 соглашений с китайскими университетами. Основа нашего сотрудничества заключается в программах двух дипломов. Мы имеем качественные совместные образовательные программы. Студенты, прошедшие через такие программы, являются конкурентоспособными и в России, и в КНР. Мы сотрудничаем в части программ двойных дипломов в области аспирантуры. И это тоже направление достаточно хорошо развито между нашими университетами. Большое внимание мы также уделяем продвижению китайского языка в РФ через наш университет, и русского языка в Китае через китайские вузы-партнеры. Акцент на лингвистику делался всегда в стенах нашего университета. В последние годы он сместился на сотрудничество в области подготовки специалистов по медицинским направлениям, по инженерным направлениям и по IT направлению. Ни для кого не секрет, что китайцы сильны в подобных технологиях. Точно так же, как и наши школьники, и наши студенты, и наши специалисты.

Китайский язык, так же, как и китайская культура всегда привлекали большую часть россиян. И для понимания менталитета, культуры страны многие изучали китайский язык. Если говорить о современном образовании, то сейчас изучение, как я вижу по нашим студентам, осуществляется более практико-ориентировано. Те, кто глубоко изучают китайский язык, они его не только для культурного общения изучают, а для того, чтобы активно применять в профессиональной сфере.

В нашем университете работают и преподаватели из Китая. Это преподаватели китайского языка, как не родного языка, это специалисты в области различных направлений подготовки. Это могут быть и представители аграрно-технологической науки, экономисты… Но для того, чтобы лучше знать китайский язык, обязательно нужно поехать в Китай и там услышать музыку китайского языка, что и делают наши студенты.

- Одной из мотиваций изучения китайского языка для российских студентов является обучение в Китае. Какие для них там открываются возможности? Какие они специальности, как правило, выбирают?

- 10-20 назад в основе была лингвистика. Все ехали для того, чтобы изучить язык, стать переводчиками, работать в различных секторах экономики, взаимодействовать с бизнесом. Бизнесу всегда нужны носители языка. Сейчас немного структура направлений подготовки меняется, потому что в основу уже закладывается нынешнее современное научно-образовательное сотрудничество наших вузов. Если есть программы по инженерным направлениям, они интересны и иной стороне, то нужно знать язык инженерных специальностей. Наши ребята также едут осваивать определенный опыт китайцев в этой области. Акцент сейчас делается в большей степени на естественно-математический блок изучения. Но при этом лингвистика и экономика пока еще остаются лидирующими направлениями подготовки.

- Сейчас в России обучается более 30 000 китайских студентов. Если говорить об опыте РУДН, что предпочитают изучать китайские студенты, что у них вызывает интерес?

- Сегодня в нашем университете обучается практически 1400 китайских студентов. Есть те ребята, которые только изучают русский язык. Это программы от 10 месяцев и больше. Китайским гражданам времени для изучения русского языка необходимо чуть больше. Есть те, которые приезжают с нуля, есть те, которые изучали русский язык в университетах или изучают русский язык в школах. Соответственно, они более ориентированные, подготовленные. Есть ребята, которые приезжают изучать медицину. Они сначала проходят систему подготовительного факультета и уже переходят на специальность, к примеру, «Лечебное дело», «Стоматология».  В последнее время увеличивается количество ребят, которые выбирают медицинские направления, экологию выбирают достаточно часто, особенно последние два года. Спрос на эти специальности возрос. И, безусловно, экономический профиль, потому что Россия и Китай - стратегические партнеры, развивающие совместный бизнес. Есть предприятия, есть много экономических проектов, где необходимо знание и русского, и китайского языка, и специфики экономики России, и специфики экономики Китая.

- Пандемия коронавируса стала драйвером развития и роста цифровизации. И Россия, и Китай находятся на передовой в этом смысле. Скажите, чем мы можем быть полезны друг другу в сфере онлайн образования?

- Если мы сегодня говорим о Китае, есть много чему поучиться. Российские университеты и наше сообщество должно получить от них определенные знания. Они создали свою очень хорошую платформу, на которой размещают очень интересные курсы, программы. Они много вложили интеллектуальных и материальных средств в это. И достаточно за короткий промежуток времени. Необходимо иметь свою качественную российскую платформу, через которую продвигать и обучение на русском языке, и получение образования, возможно, и на других иностранных языках.

- Какой вклад внес РУДН в цифровизацию образования?  

- Мы стали одним из первых университетов, кто разработал цифровой подготовительный факультет. Есть единая программа, когда ты можешь в течение определенного времени изучать русский язык, и программа по модулям.  К примеру, ты занимаешься в туристическом бизнесе, для тебя есть модуль изучения русского языка под туризм. Ты занимаешься экономикой, может быть, не той большой и не той высокой, но тебе будет достаточно знаний, чтобы изучить на этом уровне русский язык. Вот наш первый вклад в это именно такой. И многие китайские будущие студенты или те, которые хотят работать с Китаем, проходят через цифровой подготовительный факультет. И в этом активно нам помогают наши выпускники из Китая.

- Если говорить не только про альянс сетевых университетов Шелкового пути, но также о сетевом университете БРИКС. Расскажите, какую роль играет РУДН?

 - Я бы еще добавила сетевой университет ШОС. Он раньше был образован по инициативе нашего Президента. У РУДН главная роль. Это признает и китайская сторона. Мы вуз – координатор. Это очень большое геополитическое пространство. В университет ШОС входят 78 университетов тех стран, которые объединились. И сейчас будет происходить еще расширение, потому что в ШОС вошли Иран, Пакистан, Индия. И, безусловно, количество вузов будет большое.

В сетевой университет БРИКС входят 56 университетов. Мы видим, что и БРИКС в нынешних условиях будет расширяться. РУДН – координатор этого сетевого пространства, официальный координатор, которого выбрали вузы-партнеры из всех стран, входящих в эти организации. Мы управляем сетевым образовательным научным сотрудничеством.

- Какие программы уже были реализованы в рамках сетевого сотрудничества?

- Если говорить о ШОС, то это IT технологии, это нанотехнологии. У нас уже было регионоведение, сейчас добавляется журналистика, медицина. Если говорить о БРИКС, то все, что связано с исследованиями в области водных ресурсов, в области экологии, альтернативной энергетики. Но, наверное, по факту сегодняшнего дня через программы сетевого университета ШОС прошло большее количество студентов и из Китая, и из России, и из других стран. БРИКС в этой части только набирает свою силу. Но я думаю, что ситуация будет с каждым годом улучшаться.

- Реализуется и обмен студентами, и академический обмен…

- Безусловно. Академических обменов среди преподавателей достаточно много. Есть и совместные исследования по различным направлениям. Поэтому вот такое многостороннее пространство формирует особую культуру внутри университетов. В двустороннем формате порой легче достигнуть понимания. А когда за столом переговоров сидят представители пяти-шести стран и каждый со своей методикой, со своими приоритетами, не всегда легко бывает достигнуть договоренности. Но вот в ШОС и БРИКС они достигаются.

- Какие главные достижения вы могли бы отметить, если мы говорим о сотрудничестве России и Китая в сфере образования?

- В сфере образования в большей степени общается молодежь. Я думаю, что главный залог нашего сотрудничества не количество студентов, которые пересекли границу Китая в Россию, России в Китай, а вот именно воспитание уважения к культурам, к языкам наших двух стран. Я через себя пропустила большое количество ребят, которые обучались в Китае. И я вижу их уважение и понимание китайской культуры, китайского менталитета. Я много вижу ребят, приехавших из Китая обучаться в России, и вижу, как у них формируется отношение к нашей стране. И если мы говорим об альянсе «Один пояс – один путь», если мы говорим о стратегическом партнерстве, то начинать нужно все со школы, воспитывать уважение к культуре, к языку, начиная именно с этого уровня. И мне кажется, что это одно из самых главных духовно-нравственных достижений.


05.04.2023
Важное

Главный тренер сборной Англии Гарет Саутгейт покидает свой пост после поражения команды на Евро-2024.

18.07.2024 13:00:00

SandboxAQ представила новую систему, которая использует квантовые сенсоры для обеспечения надёжной навигации в любых условиях.

18.07.2024 09:00:00

Музей Нэшвилла вернет Мексике более 200 артефактов.

17.07.2024 17:00:00
Другие Интервью

Интервью с писательницей, депутатом египетского парламента Дохой Асси.

Интервью с директором отделения Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН по связям с Россией (ФАО) Олегом Кобяковым.

Интервью с писателем и общественным деятелем Западной Африки Сулеянтой Ндьяем.

Интервью с соосновательницей независимого книжного магазина Walking BookFairs Сатабди Мишра.