Неолиберализм и корни фашизма

Неолиберализм и корни фашизма
«За рубежом» продолжает серию публикаций интервью всемирно известного лингвиста, философа, эссеиста и политического активиста Ноама Хомского, автора книг «Гегемония или выживание», «Понимание власти», «Дебаты Хомского – Фувко о человеческой природе», «Об языке, объективности и либеральной науке», «Заметки о сопротивлении: интервью Дэвида Барсамяна».


Интервью для The Real News Network, 28 октября 2022 года


- Не могли бы Вы прояснить истоки авторитаризма и неофашизма в США и других странах? Виктор Орбан в ВенгрииНарендра Моди в ИндииКакие силы создали эти политические чудовища? И насколько сегодняшняя ситуация схожа с моментом зарождения фашизма как явления в 1930-х годах в Европе?


- Я достаточно взрослый и помню 30-е годы прошлого века, и в этом есть определенная ирония. В 1930-х годах, будучи ребенком, я ощущал огромный страх перед тем, что фашизм неумолимо распространяется по всему миру. Фашистская идеология захватывала одну страну за другой: Австрия, Чехия, Испания… Было страшно, и был один вопрос у меня: это когда-нибудь закончится? В то время я питал иллюзию, что единственная надежда покончить с фашизмом – это Соединенные Штаты. Но Соединенные Штаты порывали с фашистской моделью только на словах. Объявив политику «Нового курса», сами заложили в ее основу элементы фашистской идеологии: якобы новые трудовые отношения, но с откровенным заимствованием основных тезисов из программ социал-демократов.

К сожалению, сегодня все возрождается. Взгляните на Венгрию Орбана, которую вы упомянули. Это поразительный случай. Орбан создал то, что он называет нелиберальной демократией. Это на деле означает отсутствие демократии. Государственная власть уничтожает средства массовой информации, уничтожает академический мир. Никаких политических партий, никаких независимых институтов. Создано реакционное, христианско-националистическое, расистское государство. И это Виктор Орбан, которого воспринимают как  идеал Республиканской партии. Вот что мы сегодня наблюдаем. Более того, около месяца назад в Будапеште состоялась конференция крайне правых организаций Европы, многие из которых имеют неофашистское происхождение. При этом Трамп восхищается взглядами Орбана на будущее. И Такер Карлсон (авторитетный в США политический обозреватель. – Прим. ред.) пришел от этого в восторг. Более того, буквально через пару недель после европейской конференции в Далласе, штат Техас, состоялась организованная той же группой Республиканской партии конференция консервативных политических действий. Кто был основным докладчиком? Правильно, Виктор Орбан. Это идеал, к которому мы хотим стремиться? Строить расистское, фашистское, христианское националистическое, нелиберальное общество, которое подавляет независимую мысль, независимые СМИ и другие общественные институты?

Все эти события происходят прямо у нас на глазах, совершенно открыто. И не только в Европе. 

Или вот: «дело Моди». Он, по сути, создает расистскую индуистскую этнократию, и это в стране с очень большим мусульманским населением, а также разрывает в клочья индийскую светскую демократию. 

Я думаю, что на Западе большая часть происходящего, очень большая часть - это ожесточенная, жестокая классовая война, которая ведется последние 40 лет и называется неолиберализмом. В нем даже есть риторика о рынках и так далее. Но это ширма. Нас осознанно вводят в заблуждение. По сути, это жестокая классовая война. Все началось с Рейгана и Тэтчер. Их первыми шагами на постах лидеров держав были атаки и подрыв рабочего движения, с незаконными действиями по прекращению забастовок. В их логике это имело смысл. Если вы собираетесь вести ожесточенную, изуверскую классовую войну, то лучше сначала ликвидировать все средства защиты, которыми располагает противоположный лагерь.

Если оглянуться на 1920-е годы, то они не так уж сильно отличаются от сегодняшних дней. Репрессивные действия Вудро Вильсона раздавили лейбористов. «Красная паника» – это худшие репрессии в американской истории. Тогда использовали Закон о шпионаже, чтобы подорвать политические партии, прежде всего Социалистическую партию, независимую мысль, независимые СМИ. Это было тогда. Мы живем в похожий период. И хотя существует множество различных причин описываемых нами явлений, я думаю, что в основе всех них лежит одно фундаментальное напряжение: разрушается социальный порядок, уничтожаются возможности людей организоваться и защитить себя, атомизируется общество. Пройдитесь бегло по действиям Трампа, например. Что мы видим: исчезли целые отрасли промышленности в результате принятия «новых либеральных программ глобализации». Или по действиям Билла Клинтона, которые были явно направлены на подрыв американской рабочей силы и поддержку прав инвесторов и корпоративных прав.

Лейбористы были категорически против этих предложений, но они были отклонены. Пресса даже не стала говорить об этих предложениях. Ну и как это помогло молодым людям жить? Смертность среди «белого» рабочего класса даже растет, что неслыханно. Ничего подобного ранее не происходило. Экономисты называют их смертями от отчаяния. И эта тенденция только усилилась за последние два года. Подобное происходит и в Италии, и в Англии. И противостоять этому можно только одним образом – как поступили в 30-е годы прошлого века: возродить рабочее движение и возродить политические организации. У нас есть в зачаточном виде социал-демократия. Там много чего можно критиковать, но развитие социал-демократии было бы шагом вперед в отношении закрепления основных прав человека.


- Напрашивается вопрос о Демократической партии. Если позаимствовать реплику Джона Ралстона Сола, то этот «замедленный корпоративный переворот» и породил таких деятелей, как Клинтон, которого вы упомянули, и Тони Блэра в АнглииНе буду спорить, Клинтон предал лейбористов. Сейчас мы видим администрацию Байдена, которая не в состоянии выполнить свои самые сдержанные предвыборные обещания по плану «Вернуть лучшее», включая минимальную заработную плату в размере 15 долларов. В какой степени неэффективность и даже союз Демократической партии с корпоративной Америкой виноваты в подъеме неофашизма?


- Значительно. Это началось в последние годы правления Картера. Демократическая партия в 1970-х годах в основном отказалась от любых обязательств, которые у нее были перед рабочим классом и бедными слоями населения, превратившись в партию богатых профессионалов, людей, которые приходят на модные вечеринки Обамы, чтобы послушать Бейонсе. Последним проявлением «настойчивой» заботы об интересах трудящихся стал законопроект Хамфри-Хокинса о полной занятости 1978 года. Картер не наложил на него вето, но он смягчил его, чтобы он был беззубым и добровольным.

К чести Байдена я должен сказать, что он добился большего успеха, чем я ожидал. На внутреннем фронте, не на международном. Возьмите, к примеру, программу Build Back Better, которая, я думаю, вероятно, вышла из кабинета Берни Сандерса в Бюджетном комитете Сената и была основана на активной деятельности на местах, в основном, молодых людей, так же, как и климатическая программа. Это была неплохая программа. Ее шаг за шагом урезала 100 % республиканская оппозиция. Республиканцы - это не политическая партия, это организация другого рода. Нужно блокировать все, что может помочь обществу, что может пойти на пользу другой стороне. 

И вы можете возразить, что Байден мог бы бороться за это гораздо усерднее. Он не борец.  Что ж, тем не менее по стандартам прошлого он сделал несколько шагов назад, к тому времени, когда демократы проявляли хоть какую-то заботу о трудящихся и бедных. Далеко продвинуться с этим не удалось. Сдвиг вправо за последние пару поколений довольно поразителен. Затем вы возвращаетесь назад и смотрите на кого-то, вроде Дуайта Эйзенхауэра. Я помню, как в 52 году был избран Эйзенхауэр. Я думал, что миру приходит конец. Как у нас может быть такой реакционный президент?

И сейчас, оглядываясь назад, я вижу, что позиции либералов не так уж сильно отличаются от позиции консерваторов 1950-х годов. 

Наша страна действительно изменилась за последние 50 или 60 лет, в основном из-за неолиберального наступления, которое мы должны рассматривать как жестокую классовую войну. И одна из главных жертв этой политики – само гражданское общество. 


Перевод с английского Сергея Деменского 

В иллюстрации использовано изображение автора Kamin Ginkaew (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/, фото с сайта https://unsplash.com/ и фото автора Marcello Casal (CC BY 3.0) с сайта https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=29800

17.08.2023
Важное

Xbox анонсирует выход новых частей культовых игр Doom и Gears Of War на Summer Game Fest.

12.06.2024 13:00:00

Бразилия стала крупнейшим экспортным рынком для китайских электромобилей.

12.06.2024 09:00:00

В Южной Америке обнаружили самые крупные в мире доисторические наскальные указатели и предупреждающие знаки.

11.06.2024 17:00:00
Другие Интервью

Интервью с профессором факультета систем управления и робототехники, руководителем лаборатории BE2R ИТМО Сергеем Колюбиным.

Интервью с директором Русского дома в Чили Ниной Миловидовой.

Интервью с владельцем исландского книжного магазина The Old Bookstore Эйтором Йовинссоном.  

Интервью с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым.