«Индия видит, что будущее за Арктикой»

«Индия видит, что будущее за Арктикой»

В последние годы Россия воспринимает Индию как одного из своих ключевых партнеров в Арктике. В свою очередь, Индия проявляет большой интерес к Арктическому региону. Цели и задачи страны в регионе изложены в официальном документе — Арктической политике Индии, в соответствии с которой осуществляются все ее практические шаги. Какие области представляют особый интерес для Индии? Как Индия видит модель управления в Арктике? По каким вопросам возможно взаимодействие с Россией? Каким может быть вклад научного сообщества в развитие российско-индийского арктического сотрудничества? Об этом Наталья Вяхирева, программный менеджер РСМД, поговорила с генерал-лейтенантом Г. A. В. Редди, стратегическим советником Фонда «Синергия» (Индия), и генерал-майором Аджай Сахом, директором по информационным технологиям Фонда «Синергия» (Индия).


- Индия опубликовала свою Арктическую стратегию в 2022 г. Так случилось, что 2022 год стал поворотным для международного сотрудничества в Арктике. В чем состоят основные интересы Индии в Арктике? Наблюдаете ли вы какие-либо изменения в политике Индии в данном регионе с 2022 г. на фоне перемен, происходящих в мире и Арктическом регионе?

Аджай Сах: Среди различных возможностей, которые Индия видит в отношении России, сотрудничество в Арктике стоит на первом месте. Этот регион определенно наиболее важен для развития взаимодействия, поскольку Россия является одним из крупнейших игроков Арктики. В отличие от Антарктики, которая была признана частью «глобального достояния», Арктика так не воспринимается. Каждая страна, входящая в арктический «клуб», Арктический совет, заявляет права на суверенную долю в отношении тех территорий, на которые распространяется ее суверенитет. Канада — один из крупнейших претендентов, но среди них также скандинавские страны, Исландия, Финляндия, Россия, США. Индия считает, что КНР, не имея никаких физических или географических притязаний на Арктику, пытается играть там более значимую роль. Существует Арктический совет, в котором Индия и Китай являются странами-наблюдателями. Индия проявляет желание быть более значимым игроком в Арктике, потому что данный регион обеспечивает прекрасные связи с международным сообществом. Одно из направлений, продвигаемое сегодня Россией, — строительство шоссейных дорог в Сибири до Арктики. Индия также хочет играть роль в экономическом развитии региона и участвовать в обсуждении проектов. Индия хочет стать пользователем российского маршрута в Арктике, то есть Северного морского пути. Как только он откроется (а климатические изменения этому способствуют), Северный морской путь будет действовать большую часть года. Индия очень заинтересована в этом маршруте, но она не претендует на какие-то территории в Арктике. В отличие от Антарктики, которая является частью мирового достояния, каждая страна, имеющая физическое и географическое присутствие в Арктике, будет первой претендовать на ее ресурсы. Азиатские страны, такие как Япония, Индия и даже Китай, вряд ли смогут напрямую использовать ресурсы Арктики. Я не думаю, что арктические страны позволят им это сделать. Поэтому, если на ранних этапах будут созданы партнерства для освоения полезных ископаемых Арктики, мы хотим принять в них участие. Это напоминает историю с сахалинскими нефтяными месторождениями, куда Индия инвестировала немалые средства. Если мы станем участником освоения Арктики на раннем этапе, то получим несомненную выгоду для своей страны. А кто может быть лучшим партнером для нас, нежели Россия?

Г. А. В. Редди: Никаких изменений в индийской арктической политике и ее видении будущего Арктики и преимуществ партнерства с другими странами для изучения имеющихся возможностей (локализация затрат, богатые залежи полезных ископаемых) не произошло. В конце концов, это самый слабо локализованный регион, если говорить об обширности его ресурсов. Индия видит, что будущее за Арктикой, если речь идет о совместном использовании ресурсов. И, как у наблюдателя, у Индии нет прямых территориальных притязаний, но мы всегда можем сотрудничать с такой страной, как Россия. Индия могла бы извлекать для себя пользу от такого взаимодействия, а также делиться своим опытом и знаниями с партнером. Мы всегда подходили к этому вопросу таким образом и до сих пор сохраняем этот подход. Наше видение и планы не изменятся. В конце концов, ведь это отвечает коренным национальным интересам Индии. Это часть политической динамики Индии, и этот ключевой национальный интерес у нас не меняется.

- С 2013 г. Индия стала страной — наблюдателем в Арктическом совете, однако с 2022 г. Совет не ведет полномасштабную деятельность. Обсуждаются ли в Индии опасения по поводу статуса и деятельности Арктического совета, а также роли Индии в нем? Как Индия в целом видит модель управления в Арктике? Следует ли сохранить Арктический совет или можно и нужно создать какую-то альтернативную структуру?

Г. А. В. Редди: В Арктику хотят попасть все, каждая ответственная страна хотела бы быть там. Но насколько это практично и осуществимо? Сохранение Арктики выходит за рамки желания любой ответственной страны. Лед стремительно тает из-за меняющегося климата, так что, может быть, ответственные страны и хотели бы сохранить Арктику, но это возможно только тогда, когда они решат проблему негативного воздействия климата, которое мы наблюдаем в Арктике. Сохранение Арктики не под силу одной стране или определенной группе стран. Это должны быть совместные усилия всего мирового сообщества, поскольку климат может оказать негативное воздействие на всех нас. Индия хочет сотрудничать со странами-единомышленницами, которые присутствуют в этом регионе и имеют определенное видение сохранения Арктики. Первый момент — это монетизация Арктики, поскольку некоторые страны хотели бы поправить свое финансовое положение за счет Арктики. Но если мы говорим об ответственной стране, то она захочет внести свой вклад в общее глобальное благо, здесь уже не может быть никаких корыстных мотивов. Ответственная страна должна думать о сохранении Арктики, а не просто о ее использовании с целью обогащения. Индия не стремится к монетизации Арктики. У России есть национальная стратегия использования ресурсов Арктики в интересах Глобального Востока. Мы не видим у России желания просто монетизировать богатства Арктики, у нее есть свои планы в отношении Арктики, которые мы разделяем.

- Значит, речь идет не столько о важности Арктического совета для Индии, сколько о конечной цели и долгосрочных планах в отношении Арктики?

Г. А. В. Редди: Да, макротенденции особенно важны. Нельзя сегодня эксплуатировать ресурсы Арктики, чтобы завтра забыть о ней, потому что такой подход будет иметь далеко идущие, серьезные последствия для всего региона.

Аджай Сах: Существует сильное противодействие предоставлению голоса странам, которые не примыкают непосредственно к Арктике. Именно поэтому Индия пока не может сдвинуть этот процесс с мертвой точки. Арктический совет всегда отстаивает интересы арктических стран. В настоящее время Индия не всегда может оказать влияние на Арктический совет. В последние два-три года в Арктике было много противоречивых тенденций: милитаризация арктического пространства, появление авиабаз, обвинения Запада в адрес России в проведении там масштабных военных учений и размещении войск. Канада и США заявили о возобновлении патрулирования Арктики с помощью своих военно-воздушных сил. Арктика снова становится геополитически «горячей» точкой. Поскольку сегодня там идет борьба, страны Европы будут преследовать свои интересы в Арктике. После окончания холодной войны в течение 20–25 лет никто не говорил об Арктике. Были надежды, что Арктика будет развиваться. Именно благодаря этим надеждам Индия и Китай получили стимул направить группы геологов для исследования Арктики. Индия имеет «полупостоянное» присутствие в Арктике и несколько исследовательских станций. На самом деле Арктика — это гораздо больше, чем только рыбные ресурсы, потому что, как только лед растает, там можно будет найти много других богатств, например редкоземельные металлы или минералы. Здесь их, возможно, больше всего в мире. А эти редкоземельные металлы являются важным материалом для смартфонов, батарей, телевизоров. Это уже не ископаемое топливо, которое, конечно, тоже присутствует и будет добываться в Арктике. Теперь речь больше идет о редкоземельных металлах, критически важных минералах. Поэтому, если Индия хочет быть в тройке или четверке ведущих технологических государств, она должна их добывать. Дело в том, что страны, уже входящие в Арктический совет, вряд ли будут демократично распределять добываемые в Арктике полезные ископаемые. Первыми на них будут претендовать страны, которые уже являются частью Арктики, у которых есть территории за Полярным кругом. Конечно, Россия здесь играет огромную роль, и мы хотели бы участвовать вместе с ней в освоении Арктики. Это началось не сегодня, а происходит уже какое-то время. Российские официальные лица также настроены на этот счет положительно. Я не смог бы назвать причины, по которым нынешняя политика может поменяться.

- Россия диверсифицирует сотрудничество в Арктике и рассматривает Индию как одного из ключевых партнеров по целому ряду направлений и проектов. Какие области взаимодействия с Россией в Арктике являются приоритетными для Индии?

Г. А. В. Редди: Мы можем стать партнерами, сотрудничать и помогать России в реализации ее планов в Арктике. Арктика в интересах глобального Востока — в этом российское видение и план. Вопрос в том, что может сделать Индия, чтобы дополнить усилия России в Арктике? России желательно было бы подсказать индийским экспертам, что нужно делать. Это будет первый вопрос, который мы зададим. Поэтому сначала Россия должна сказать Индии: «Хорошо, если вы хотите быть с нами во всем, что касается Арктики, тогда мы ожидаем, что Индия сделает то-то и то-то».

Индия определила несколько областей, в которых возможно партнерство с Россией. Одна из них — логистика и мобильность, коридор «Север — Юг». Он имеет стратегическое значение и актуальность для Индии, потому что тогда мы сможем обеспечить перемещение товаров и различных услуг, энергоносителей и всего прочего. Таким образом, мы сможем перемещать их по территории Европы. Но мы хотели бы, чтобы они напрямую доставлялись в Индию: через Среднюю Азию, по новому коридору «Север — Юг». Мобильность — это вариант создания новых маршрутов, а не использования уже существующих. Коридор через Арктический регион имеет колоссальное значение.

Вторая область — это минералы, полезные ископаемые, драгоценные металлы, а также прочие ресурсы, залежи которых имеются в данном регионе. Требуется разведать их, а затем продумать способы их добычи. Для этого требуется множество специализированных технологий, квалифицированные специалисты. Индия обладает достаточными экспертными знаниями в этой области. Таким образом, индийская сторона могла бы сделать шаг вперед и выявить, а затем участвовать в добыче этих полезных ископаемых и драгоценных металлов. Их могут использовать Россия, Индия или кто-то другой. Именно в этой сфере Индия способна помочь России.

Кроме того, мы видим, что Арктика и часть районов южнее арктической зоны станут территориями, куда Россия будет инвестировать и создавать инфраструктуру, невоенную инфраструктуру. Именно здесь Индия может подключиться и помочь России в создании невоенных инфраструктурных проектов в регионе, которые служат цели улучшения жизни населения. Чтобы они извлекали пользу из своей среды обитания. Чтобы реализовывались мирные проекты, которые не имеют ничего общего с милитаризацией региона. Потому что у нас, у Индии, есть опыт в создании инфраструктуры, которая требуется России.

Четвертый важный аспект заключается в том, что России нужны человеческие ресурсы. Россия нуждается в квалифицированной, полуквалифицированной и неквалифицированной рабочей силе, а у Индии они в избытке. Вы сможете оценить, что означает иметь дело с самой густонаселенной страной мира. Индия будет более чем счастлива поделиться своими людскими ресурсами, которые необходимы России в целях развития Арктического региона.

- Есть ли у Индии другие партнеры, помимо России?

Г. А. В. Редди: Мы хотим сотрудничать только с Россией, больше ни с кем. Очевидно, что Индия не стремится к партнерству с КНР, да и Китаю не стоит предлагать партнерство с нами. Благодаря давним и хорошим отношениям с Россией Индия считает, что инвестировать в Арктику стоит только в партнерстве с Москвой, а не с какой-либо другой страной. Мы считаем, что Россия является надежным партнером Индии, и так будет и впредь. Российско-индийские связи не имеют аналогов, если говорить об отношениях Индии с любой другой страной. Поэтому, когда речь идет об Арктическом регионе или его оптимизации, Индия хотела бы сотрудничать только с Россией.

- По вашему мнению, что могут сделать вместе аналитические центры и эксперты России и Индии для развития арктического сотрудничества?

Г. А. В. Редди: Говоря об Индии, следует признать, что Арктическому региону как таковому у нас уделяется второстепенное внимание. Поэтому мы в Фонде «Синергия» стараемся предоставлять необходимую информацию лицам, принимающим решения, и заинтересованным сторонам. Что такое Арктический регион и о чем мы говорим? В чем его актуальность? Какое значение имеет этот регион для мирового развития в краткосрочной и долгосрочной перспективе? Таким образом мы доводим до сведения ответственных лиц информацию о стратегической важности этого региона. Стараемся объяснить, почему Индия должна играть определенную роль в Арктическом регионе. Именно это и ожидается от аналитических центров. Фонд «Синергия» уже этим занимается: мы написали несколько статей, в которых затронули те вопросы, о которых должны знать многие заинтересованные стороны. Таким образом, мы уже на шаг впереди в повышении осведомленности среди наших экспертов. Следующий шаг для аналитического центра — это выход за рамки первоначального обмена информацией, повышение осведомленности о важности исследуемой области. Мы должны выступить с конкретными предложениями для Индии и объяснить, как вместе жить и сотрудничать с другими странами-единомышленницами, чтобы решать вопросы, которые являются общими арктическими проблемами этих стран. Но это уже следующий шаг.

- Сотрудничает ли Фонд «Синергия» с какими-либо российскими аналитическими центрами или российскими университетами по этому вопросу?

Г. А. В. Редди: Тот факт, что мы с вами беседуем, представляя и Фонд «Синергия», и РСМД, как мне кажется, хорошее начало. Такие контакты должны стать катализатором в ближайшие месяцы для более осознанного взаимодействия между Фондом «Синергия» и РСМД на этом обширном поле, где мы можем обсуждать и предлагать различные варианты развития Арктического региона. У обеих стран есть много возможностей, для того чтобы понять, как работать с Арктическим регионом и как сделать такую работу стратегией будущего.


В иллюстрации использовано изображение автора Amethyst Studio (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/, фото с сайта https://unsplash.com/ и фотоматериалы (общественное достояние) с сайта https://commons.wikimedia.org
20.03.2024
Важное

Главный тренер сборной Англии Гарет Саутгейт покидает свой пост после поражения команды на Евро-2024.

18.07.2024 13:00:00

SandboxAQ представила новую систему, которая использует квантовые сенсоры для обеспечения надёжной навигации в любых условиях.

18.07.2024 09:00:00

Музей Нэшвилла вернет Мексике более 200 артефактов.

17.07.2024 17:00:00
Другие Интервью

Интервью с писательницей, депутатом египетского парламента Дохой Асси.

Интервью с директором отделения Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН по связям с Россией (ФАО) Олегом Кобяковым.

Интервью с писателем и общественным деятелем Западной Африки Сулеянтой Ндьяем.

Интервью с соосновательницей независимого книжного магазина Walking BookFairs Сатабди Мишра.