«Здесь есть дети, которые не хотят быть черными»

«Здесь есть дети, которые не хотят быть черными»
Список должностей Aнгелики Сорроса Альварадо вряд ли уместится в одну строчку: она - куратор, менеджер, гид, администратор, смотритель и уборщица Музея афромексиканской культуры в Куахиникуилапе (Мексика). Музейные залы, похожие на пещеры, женщина  гордо называет «одним из самых больших своих достижений». «Но я осталась здесь одна», - добавляет она.

Уникальный в своем роде музей располагается в регионе Коста-Чика, именно здесь проживает самое большое в Мексике сообщество афро-мексиканцев.  Когда храм африканской истории распахнул свои двери 25 лет назад, для 2,5 миллиона афромексиканцев это стало знаковым событием — их существование, на которое страна долгое время не обращала внимание, наконец-то было признано.  

Но сейчас, похоже, все возвращается на круги своя. Музею грозит закрытие: специальный комитет, который помог создать его в далеком 1999 году, был упразднён, соответственно, прекратилась и поддержка. 62-летняя Альварадо работает тут на голом энтузиазме — за работу ей не платят последние 15 лет. Женщина боится, что скоро ей придется уйти на пенсию: «Все уехали, и теперь я здесь одна, старая и одинокая», - пессимистично заключает она.



Музей — это, по сути своей, летопись африканской истории в Мексике. Детально выполненные диорамы рассказывают неприглядную историю рабства: на живописных картинах белые мужчины избивают полуобнаженных чернокожих людей — их поработили и привезли из Африки испанские конкистадоры еще в 16 веке.

На гравюрах изображены сотни африканцев, работающих на серебряных рудниках и плантациях.  Но по мере того, как история движется ко дню настоящему, изображения меняются — и вот уже афромексиканские ковбои верхом на лошадях в окружении дьявольских танцоров в ярких масках, которые символизируют сопротивление рабов.



Ну и, конечно, куда без портрета Винсенте Герреро, второго президента Мексики. Герреро и Хосе Мария Морелос, политический и военный лидер, также были афромексиканцами и сыграли решающую роль в борьбе за независимость Мексики от Испании во время Мексиканской революции в начале 19 века. Морелос написал доктрину «Чувства нации», которая среди прочих конституционных положений призывала к искоренению рабства. А Герреро во время своего президентства отменил рабство в 1829 году – на 36 лет раньше, чем это было сделано в США. Он же избавился и от расовой кастовой системы, и, по иронии судьбы, ее упразднение может быть одной из причин, по которым в истории Мексики так мало внимания уделяется чернокожим.

«Двери музея должны оставаться открытыми, потому что в стране растут дети, которые уже не хотят быть черными, – говорит Альварадо. – А эти залы показывают нам, откуда мы пришли, кто мы такие и почему мы должны гордиться своей самобытностью».

Альварадо работает физиотерапевтом, при этом у нее остается достаточно времени, чтобы поддерживать музей в хорошем состоянии. Но женщина потихоньку сдается — годы берут свое. Прижав руку к груди, Альварадо говорит, что начинает задыхаться после того, как подметет пол и очистит экспонаты от пыли, которую постоянно заносит с улицы. От физической работы у нее «всю ночь болят кости и мышцы».



«У меня нет никого, кто бы мог поддержать меня в этой борьбе», - говорит Альварадо. – Когда мы только открылись, у нас работали 10 человек на оплачиваемых должностях, и я даже представить себе не могла, что музей будет на грани закрытия. Сейчас я понимаю, что рано или поздно он закроется навсегда».

А ведь как славно все начиналось, каким безоблачным казалось будущее. Когда Андрес Мансано Аньорве, тогдашний руководитель  муниципалитета, официально открыл музей, он сравнил его с «камнем, говорящим о нашем существовании, который посетители будут помнить 2000 лет». В начале 2000-х, вспоминает Альварадо, она чувствовала себя «увиденной и услышанной», когда приветствовала посетителей из Африки, США, Великобритании и Германии. Ведь почти столетие африканцы в Мексике были народом-невидимкой.

После мексиканской революции 1910 года, когда страна объединилась на основе общей национальной идентичности, ее разнообразный этнический состав сильно размылся. «Участие населения африканского происхождения исключено» из национальной истории», - сказала в 2019 году мексиканский антрополог Габриэла Итурральде Ньето.



Это нисколько не преувеличение - несмотря на то, что афромексиканцы составляют примерно 2 % населения, их вклад почти полностью исключен из национальной истории Мексики, всех учебников и путеводителей. Даже национальные герои Висенте Герреро и Хосе Мария Морелос не признаны выходцами из Африки. На всех картинках в учебниках их продолжают изображать белыми. «Как будто нас не существовало как народа», - говорит афромексиканская активистка и политик Роза Мария Кастро. «Тот факт, что нас не признают, только мотивирует добиваться справедливости. Мы хотим, чтобы дети читали о нас в школе».

Такое повальное игнорирование чернокожего населения, причем на государственном уровне, принесло печальные плоды: афромексиканцев чаще, чем других, останавливают полицейские и задерживают проверяющие на контрольно-пропускных пунктах. В мексиканских судах регулярно наблюдается дискриминация, а доступ к более высокооплачиваемой работе и возможностям получить жилье часто ограничен из-за цвета кожи. «Мексика – страна, которая гордится разнообразием своих народов», - говорит Кастро. – Мы говорим о 68 культурно-дифференцированных народах, каждый – со своим богатством, языком и традициями. Но о черных людях все предпочитают молчать».



Только в 2015 году мексиканцам была предоставлена возможность идентифицировать себя как афромексиканцев в ходе предварительной национальной переписи. В 2019 году эту этническую группу даже официально внесли в конституцию Мексики в рамках знаковой поправки, которая должна была увеличить государственное финансирование и улучшить доступ к здравоохранению в афромексиканских общинах.

Но сегодня многие жители Куахиникуилапы, как и Альварадо, испытывают то же чувство разочарования, с которым они жили годами до внесения поправок в конституцию. «Мы потеряем этот музей, потому что скоро я больше не смогу поддерживать его, - говорит Альварадо. – Тогда еще меньше людей будут знать историю нашего народа. Мы все еще находимся на нижней ступени лестницы».

Мария Седнева, по материалам The Guardian

Изображение: скриншоты с сайта https://youtu.be/Rih-EwCPGFg?si=R_YtT2Pf4EYJFjxn 

В иллюстрации использовано изображения автора Amos Kofi Commey (CCBY3.0), автора Eucalyp (CCBY3.0) и автора Siipkan Creative (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/, фото с сайта https://unsplash.com/ и фотоматериалы (общественное достояние) с сайта https://commons.wikimedia.org
03.04.2024
Важное

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант — один из крупнейших мыслителей в истории мировой философии.

22.04.2024 19:00:00

Таитяне обеспокоены проведением соревнований по серфингу у деревни Теахупоо на юго-западном побережье острова.

22.04.2024 17:00:00

Раскрыты детали мегапроекта, требующего 5 гигаватт энергии.

22.04.2024 14:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.