Возрождение народного зодчества

Возрождение народного зодчества
Получивший повсеместное распространение бетон постепенно вытеснил приемы народного архитектурного творчества. Однако сегодня все больше архитекторов осознают их преимущества и обращаются к местным традициям, чтобы строить дома, устойчивые к изменению климата.
В 1964 году в нью-йоркском Музее современного искусства (MoMA) прошла фотовыставка «Архитектура без архитекторов», организованная австрийско-американским писателем и архитектором Бернардом Рудофским и ставшая одним из самых ярких культурных событий того времени. На ней можно было видеть традиционные дома из разных стран, каждый из которых воплощал в себе коллективный опыт местного населения, передающийся из поколения в поколение в ходе совместной деятельности. Успех этой выставки, за 11 лет побывавшей в 80 музеях мира, говорит сам за себя: архитектура без архитекторов по праву заслуживает внимания.

Примеров народного зодчества множество: это и деревянные мёкки в Финляндии, и скальные жилища, и входящие в Список всемирного наследия ЮНЕСКО глинобитные постройки догонов в Мали и каменные дома, сооруженные методом сухой кладки в районе Чинкве-Терре в Италии. При этом у всех них есть нечто общее: отточенное веками мастерство, простые материалы, безопасность для окружающей среды и рациональность конструкции.

Выставка Бернарда Рудофского не только позволила по достоинству оценить традиционные постройки, но и способствовала развитию мировой архитектурной мысли и практики. Архитекторы из разных уголков планеты, среди которых Алвар Аалто из Финляндии, Чарльз Корреа из Индии и Джеффри Бава из Шри-Ланки, стали черпать вдохновение в традициях народного зодчества своих стран.


Железобетонный ад

Чемпионом по архитектуре без архитекторов может считаться египтянин Хасан Фатхи. Его имя прославилось на весь мир после выхода книги «Проектировать вместе с народом» (фр. Construire avec le peuple, 1970), где он описал строительство деревни Новая Курна напротив Луксора. Будучи ярым приверженцем вековых традиций своего народа, Хасан Фатхи пошел по следу Хатшепсут, вошедшей в историю как фараон-строитель, и возродил использование кирпича-сырца — дешевого материала, благодаря которому жители Верхнего Египта смогли сами выстроить себе дома.

В сатирической пьесе «Железобетонный ад» (1964) он критикует глобализацию архитектуры и градостроительства и противоречащее здравому смыслу применение железобетона в жарком климате Сахары. Построенный из него новый район поселка Барис подобен раскаленному жерлу печи без намека на гостеприимство. В противоположность ему Хасан Фатхи положительно отзывается о старом квартале Бариса с плотно стоящими вдоль узких, укрытых навесами улиц глинобитными домами, защищающими своих обитателей от зноя и песчаных бурь. По мнению архитектора, необходимость возвращения к традициям очевидна.

Толстые каменные и глинобитные стены отличаются большей теплоизоляцией, чем тонкие стены из железобетона. А такие элементы традиционной архитектуры, как машрабия (ажурные деревянные решетки для оконных и дверных проемов) и малькаф (или бадгир), что в переводе означает «ветролов», позволяют проветривать помещение и поддерживать в нем прохладу естественным образом, представляя собой более эффективную и экономичную в плане энергопотребления альтернативу кондиционерам.

Характерная для арабо-мусульманской архитектуры планировка домов с окнами и дверями, выходящими в затененный внутренний двор с садом, вдохновила Хасана Фатхи на строительство загородных домов на юге Каира. Эти здания, в частности резиденция «Мит-Рихан», воплощают собой его концепцию рациональной архитектуры. В 1980 году Хасан Фатхи был удостоен премии Ага Хана в области архитектуры, а его подход переняли многие архитекторы региона, такие как Рамзес Висса Вассеф, Абдель Вахид эль-Вакиль и Омар эль-Фаррух.

Начиная с 1960-х годов эксперименты по возрождению глинобитного строительства стали проводиться к западу и востоку от Египта и привели к созданию организации «Нубийский свод» (La Voûte nubienne), помогающей малоимущему населению стран Африки к югу от Сахары самостоятельно строить себе глинобитные дома.

Интерес к глинобитной архитектуре возрос и за пределами региона. В 1979 году в Гренобле (Франция) был основан центр глинобитного зодчества CraTerre, содействующий его распространению по всему миру. Число его адептов растет и в наши дни. Например, немецкий архитектор Анна Херингер представила на Венецианской архитектурной биеннале 2016 года яйцеобразную хижину в стиле глиняных построек с соломенной крышей, которые можно встретить в индийском штате Махараштра. А молодая женевская компания Terrabloc разработала технологию изготовления глиняных блоков с добавлением цемента, позволяющего привести этот материал в соответствие со швейцарскими нормами и повысить его прочность и долговечность.


Каркас из бамбука

Популярность вновь набирают и другие традиционные материалы, в частности древесина. Сегодня она представляет особый интерес, поскольку деревянное здание способно улавливать из атмосферы углекислый газ. К древесине обращаются даже крупные архитектурные бюро, которые возводят в том числе высотные здания. Так, в 2019 году архитектор Ёйстейн Эльгсос построил в городе Брумунддал (Норвегия) деревянный 18-этажный дом.
 
Переживают расцвет и традиционные дома с несущими конструкциями из бамбука, типичные для Азии и Америки. Например, большой поклонник «растительной стали» колумбиец Симон Велес сочетает каркас из бамбука с принципами современной архитектуры для постройки легких и экологичных сооружений, таких как «Безымянная церковь» в Картахене (Колумбия). Его примеру следуют и другие архитекторы.

Нынешний сдвиг в сторону заботы об экологии вынуждает архитекторов более ответственно подходить как к проектированию, так и к строительству зданий. Если мы посмотрим на опыт наших предков через призму устойчивого развития, мы увидим, что мы можем многому у них научиться: выбирать место для возведения здания и располагать его по сторонам света таким образом, чтобы эффективнее использовать естественное освещение и направление господствующих ветров; применять в строительстве натуральные материалы местного происхождения; делать выбор в пользу технически простых решений и традиционных ремесленных технологий; подходить к проектированию рационально, принимая во внимание специфику местности и изучая особенности старинных сооружений.

Более того, приоритетом во всех областях, в том числе в строительстве, должно стать повторное использование, причем не только материалов, но и зданий. Такой подход может показаться менее творческим, однако чтобы избежать немыслимого в прошлом расточительства природных ресурсов, мы должны продолжать использовать уже существующие постройки, адаптируя их к новой функции и новым потребностям.

Лейла эль-Вакиль, египетско-швейцарский историк искусства и архитектор, бывший преподаватель филологического факультета и Института архитектуры Женевского университета, журнал «Курьер ЮНЕСКО»

В иллюстрации использовано изображение автора GreenHill (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/, фото автора  NinaRundsveen  (CC BY-SA 4.0) с сайта  https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=89316966 и фото автора  Vegard Gran  (CC BY-SA 4.0) с сайта  https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=121588467
02.04.2024
Важное

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант — один из крупнейших мыслителей в истории мировой философии.

22.04.2024 19:00:00

Таитяне обеспокоены проведением соревнований по серфингу у деревни Теахупоо на юго-западном побережье острова.

22.04.2024 17:00:00

Раскрыты детали мегапроекта, требующего 5 гигаватт энергии.

22.04.2024 14:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.