Сквозь снег и бюрократию

ЧТОБЫ ПОВЫСИТЬ УРОВЕНЬ ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНОЙ ТОРГОВЛИ, ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ НУЖНО СДЕЛАТЬ ВАЖНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ШАГИ

Достаточно один раз посмотреть на автовоз, груженный бразильскими машинами, когда он медленно спускается по крутым поворотам Пасо Интернасьональ Лос Либертадорес в Чили, и проблемы торговли внутри Латинской Америки становятся очевидными.

Четыре раза грузовик со скрежетом останавливался, пока рабочие расчищали дорогу впереди; снег, лед и лавины вскоре снова занесут ее. Задержки настолько длительные, что водители успевают несколько раз покурить и полюбоваться окружающими вершинами. По словам пограничника, здесь происходит минимум одна авария в неделю. Это самый загруженный торговый пункт между Аргентиной и Чили, но из-за коварного льда зимой он работает всего 12 часов в сутки. Примерно 40 дней в году дорога полностью закрыта из-за обильных снегопадов.



Международная торговля Латинской Америки, измеряемая как экспорт плюс импорт в виде доли от ВВП, за последние два десятилетия набрала темп, но она по-прежнему отстает от большинства развивающихся рынков. Если убрать сверхмощную производственную силу Мексики, которая экспортирует товары в Соединенные Штаты, картина вырисовывается еще более печальная. В Южной Америке торговля составляет менее 30 % от ВВП, в то время как в других развивающихся странах – около 50 %.

Хуже страны Латинской Америки торгуют только друг с другом. Регион намного богаче, чем Африка к югу от Сахары, но и там и там на внутрирегиональную торговлю приходится всего 7 % от ВВП. По другим оценкам, на всю Латинскую Америку приходится только 14 % от общего объема торговли, что является самым низким показателем в мире. И это, конечно, проблема для региона.

Более богатые страны, как правило, продают свои товары очень активно, да и вообще, всегда и везде, от Европы до Азии, международная торговля была мощным стимулом развития. За исключением Мексики, объем торговли в Латинской Америке в последние годы был обусловлен растущим спросом Китая на сырье: медь, соевые бобы и литий.

Поэтому правительства многих стран региона по-прежнему ставят в приоритет поставки для других крупных государств, а не расширение торговли с соседями. Но из-за напряженных отношений между Соединенными Штатами и Китаем Латинская Америка всегда находится в зоне риска. Если, например, обострится напряженность вокруг Тайваня, региону будет трудно поддерживать торговые отношения со своими двумя наиболее важными партнерами.

Некоторые латиноамериканцы рассматривают возможность выхода на периферию — например, если транснациональные компании расширят производство в регионе, чтобы избежать влияния Китая. Джанет Йеллен, министр финансов США, считает, что эта идея имеет «огромную потенциальную выгоду». Звучит оптимистично, но пока нет никаких признаков того, что количество иностранных инвестиций растет. Если не считать Мексику, объем экспорта в Соединенные Штаты в прошлом году никак не изменился.

Даже если процесс налаживания внутрирегиональной торговли уже идет полным ходом, но пока не отражается в статистике экспорта, то он бы был заметен по притоку инвестиций. Но ничего подобного в статистике не отражено – приток иностранного капитала в доле от ВВП особо не превышает долгосрочный средний показатель в большинстве регионов Латинской Америки. Чего, например, не скажешь о той же Юго-Восточной Азии, куда буквально хлынули инвесторы, стремящиеся вывести свои транснациональные компании из Китая.

А ведь активизация внутрирегиональной торговли могла бы защитить экономику Латинской Америки от замедления спроса со стороны Китая или эскалации напряженности между сверхдержавами. Это также могло бы сделать Латинскую Америку более конкурентоспособной в глобальном масштабе. Если бы запчасти и изделия можно было производить в тех частях региона, где это дешевле всего, а затем обменивать, комбинировать и продавать, то это сформировало бы так называемые региональные цепочки, которые привели бы к увеличению экспорта. Почему же тогда латиноамериканские страны так плохо торгуют друг с другом?

Некоторые причины носят структурный характер. «Мы не торгуем друг с другом, потому что хотим потреблять то, чего не производим», - говорит Рикардо Хаусманн из Гарвардского университета. Низкий уровень внутрирегиональной торговли отчасти объясняется неспособностью производить сложные продукты. Кроме того, страны Латинской Америки часто производят одни и те же сырьевые товары. Чили больше всего экспортирует медь. То же самое делает Перу. Не будут же они продавать ее друг другу?

География тоже имеет значение. Южная Америка занимает почти 18 миллионов квадратных километров, что в четыре раза больше территории Европейского Союза. Самая длинная горная цепь в мире и самый большой тропический лес на ней делают большую часть континента непроходимой для всех, кроме кондоров и ягуаров.

Эти факторы ограничивают потенциал внутрирегиональной торговли, но лишь частично объясняют ее недостаточность. По мнению Международного валютного фонда, объём торговли товарами в Латинской Америке на 40 % ниже потенциального. Такой вывод МВФ сделал, сравнивая показатели Латинской Америки со странами, которые имеют точно такие же экономические и географические особенности.

Чтобы полноценно наладить внутрирегиональную торговлю, правительствам стран нужно начать с базовых вещей — даже создание более совершенной инфраструктуры облегчило бы географические проблемы. Например, в индексе эффективности логистики (показатель, который отражает качество физической инфраструктуры и эффективность таможенных операций) Всемирного банка Аргентина занимает аж 73-е место. По оценкам МВФ улучшение этого показателя хотя бы до половины показателей богатых стран могло бы увеличить экспорт на 30 %.


БАЗА В АКОНКАГУА

Каждые несколько лет в медиа в очередной раз всплывает идея прорыть огромный, длинный туннель через Анды. Но это остается несбыточной мечтой. Тем временем дальнобойщики, такие как Рикардо Эммануэль, 38-летний житель Мендосы (Аргентина), продолжают возить товары вверх и вниз по опасным и медленным маршрутам. «На той стороне дорогу никогда не ремонтируют», - жалуется он, указывая на трассу в сторону Аргентины с вершины Пасо Интернасьональ Лос Либертадорес. Он хвалит элегантный таможенный комплекс Чили, расположенный высоко в Андах, но говорит, что аргентинцы иногда открывают для грузовиков только один из своих многочисленных контрольно-пропускных пунктов. Почему? «Они не хотят работать!» - восклицает он с отчаянием.

Странам Латинской Америки нужно решить не только логистические и организационные проблемы, но и наладить эффективную торговую политику. На бумаге-то все выглядит хорошо - почти 90 % внутрирегиональной торговли уже не облагается пошлинами. Но есть две большие проблемы. Во-первых, нет надлежащего соглашения о преференциальной торговле между тремя самыми крупными экономиками региона: Мексикой, Бразилией и Аргентиной. Во-вторых, правила свободной торговли основаны на очень запутанных, как слипшиеся спагетти, двухсторонних соглашениях. В них прописано, что для производства товаров нужно использовать ресурсы только своей страны, а не более дешевые аналоги из других стран.

«Это огромное препятствие для создания региональных цепочек», - говорит Антони Эстевадеордал из Джорджтаунского университета. Он считает, что подобные правила приводят к удорожанию товара как минимум на 15 %.

Некоторые латиноамериканские лидеры просто не хотят более свободной торговли. Бразилия и Аргентина - два наиболее протекционистских развивающихся рынка в мире, говорит Марсель Вайан из Университета Республики Уругвай. Бразилия с населением более 200 миллионов человек является крупнейшим рынком континента, но из-за протекционизма для многих фирм Латинской Америки доступ на бразильский рынок закрыт.

Аргентина в настоящее время взимает налог в размере 17,5 % на покупку иностранной валюты для большинства импортируемых товаров. Кроме того, она напрямую облагает налогом значительную часть своих экспортных операций. (Экспортные пошлины также популярны в Казахстане, но в богатых странах считаются безумием.)

Расставлены по всему региону и нетарифные барьеры. Компании Чили, от производителей авокадо и до поставщиков лосося, вынуждены проходить отдельные проверки безопасности пищевых продуктов для каждого рынка, на который они экспортируют. «Это все отнимает время и деньги», - говорит Игнасио Фернандес Руиз, глава ProChile, агентства по продвижению экспорта Чили.

Из-за протекционизма не оправдались большие надежды, возлагаемые на Меркосур, таможенный союз между Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем. Вместо того чтобы стать драйвером торговли, он обзавелся кучей высоких тарифных барьеров для всего мира и внутренними проблемами. В какой-то момент Меркосур ненадолго увеличил товарооборот между своими участниками, но торговля внутри группы сейчас не лучше, чем между Меркосур и остальной Латинской Америкой, а он, между прочим, катастрофически низок.

Политическая нестабильность - еще одна головная боль. В 2011 году четырьмя правоцентристскими лидерами был создан Тихоокеанский альянс, соглашение о свободной торговле между Чили, Колумбией, Мексикой и Перу. Главы стран надеялись, что объединение станет примером того, как региональная интеграция может стимулировать глобальную торговлю. Но выборы лидеров левых в Колумбии, Чили и Мексике затормозили деятельность союза. Мексика отказалась передать в порядке очереди руководство Альянсом президенту Перу Дине Болуарте, заявив, что ее назначение было незаконным после того, как ее предшественнику вынесли импичмент. Тихоокеанский альянс находится на самом низком уровне с момента своего основания, говорит Фелипе Лопеандиа, бывший главный специалист Чили по торговым переговорам, ныне работающий в консалтинговой фирме Deloitte.

В любом случае решить эти проблемы проще, чем выкопать тоннель в Андах. И даже два структурных препятствия для торговли внутри Латинской Америки — география и тот факт, что ее страны производят схожие товары, — выглядят иначе с точки зрения той части мировой торговли, которая расширяется быстрее всего: услуг. Никто не мешает эквадорским консалтинговым фирмам продавать консультации в Бразилии. Для чилийских горно-инженерных фирм тот факт, что Перу также производит медь, открывает огромные возможности — они могут предоставлять свои услуги, так как знают всю специфику отрасли. Внутрирегиональная торговля услугами в Латинской Америке все еще находится на низком уровне, но потенциал ее очевиден.

Чили пока тоже не может похвастать большим объемом поставляемых услуг, но он неуклонно растет - только в прошлом году он увеличился на 51 %, и предоставляли услуги в основном в Латинской Америке. Например, один из местных предпринимателей, Фернандес Руис свел десятки крупных фирм со всей Латинской Америки с чилийскими поставщиками услуг, организовав масштабную встречу. И Чили здесь выступает тем примером, на который стоит равняться всем странам Латинской Америки.
The Economist
использованы изображения Soni Sokell и Jorge Martínez
02.07.2024
Важное

Во второй половине 2024 года операционная прибыль компании Nokia упала на 32%.

20.07.2024 13:00:00

Electronic Arts анонсировала футбольный симулятор EA Sports FC 25.

20.07.2024 09:00:00

Скелет динозавра был продан на аукционе Sotheby’s за 45 миллионов долларов.

19.07.2024 17:00:00
Другие Статьи

Африка становится важным политическим игроком, влияющим на мировой порядок.

Стартап, предлагающий криптовалюту за сканирование радужной оболочки, вызвал недоверие во многих странах.

Шведский стоматолог родом из Нигерии стал одним из самых успешных музыкантов 1990-х годов.

Как развивались отношения африканских стран с Китайской Народной Республикой?