Сергей Деменский: Евразийская медиагруппа объявляет о возрождении журнала «За рубежом» в его первоначальной концепции

Сергей Деменский: Евразийская медиагруппа объявляет о возрождении журнала «За рубежом» в его первоначальной концепции

Издание «За рубежом» основано в 1930 году русским и советским писателем, журналистом и общественным деятелем Максимом Горьким. В апреле 2023 года Сергей Деменский, генеральный директор «Евразийской медиагруппы», объявил о возрождении «За рубежом» в его первоначальной концепции. 



Историю создания журнала «За рубежом» следует рассматривать в контексте появления на рубеже 1920-1930-х годов ряда так называемых «горьковских» журналов. Это, прежде всего, журналы «Наши достижения», «СССР на стройке» и в том числе «За рубежом». Их общая задача была одна – показать строительство нового по типу государства, создание нового общества и возникновение нового человека. Это была такая глобальная пиар-акция, подкрепленная известным на весь мир именем Горького, которого уговорили окончательно вернуться в Россию, чтобы он своим великим и глубоким пером отобразил это грандиозное строительство и помог донести его цели и ценности как до внешней, так и до внутренней аудитории. Как раз по аудиторной направленности «горьковские» журналы и отличались. «Наши достижения» - это «о нас» и «для нас», для массовой аудитории рабочих и крестьян Советского Союза. «СССР на стройке» - это «о нас» и «для них», для зарубежной интеллектуальной элиты с левыми взглядами. И, наконец, «За рубежом» - это «о них» и для нашей внутренней аудитории.

Если «СССР на стройке» и «Наши достижения» должны были ярко и наглядно показать все достижения социалистического строительства и преимущества советского образа жизни, то задачей журнала «За рубежом» на этом фоне было не менее однозначно продемонстрировать как неуклонно клонится к упадку и полному исчезновению капиталистический мир.

Замысел создания всех этих трех изданий (круг «горьковских» журналов ими, конечно, не ограничивается, но именно они формировали продуманную связку) возник, видимо, во время приездов Максима Горького в СССР в конце 1920-х годов. Тогда он еще постоянно жил в Италии, однако организованные для него продолжительные туры позволяли втянуть писателя в общее дело перестройки страны по сталинской модели индустриализации и коллективизации. Считается, что накануне возвращения в Италию в 1929 году между Горьким и советскими властями как раз и было достигнуто соглашение о выпуске данных журналов. Считается также, что инициатива, идея, общий план работы – все это исходило именно от Горького.

Первым в 1929 году начал выходить журнал «Наши достижения», следом за ним – в 1930-м появились и два других.

Каждый журнал имел свою собственную редколлегию. В редколлегию «За рубежом» в первый год его существования входили помимо самого Максима Горького (ответственный редактор, конечно же) еще четверо человек с опытом как партийной, так и издательской работы. Понятно, что Горький с Капри мог осуществлять только общее руководство, присылать собственные статьи и вырезки из зарубежных изданий. Ключевую роль в редакции в отсутствии Горького играл заместитель ответственного редактора Тарас Костров. Это революционный псевдоним опытнейшего журналиста и писателя Александра Мартыновского, человека с бурной большевистской биографией – от работы в одесском подполье при Деникине до редактора «Комсомольской правды» и журнала «Молодая гвардия».

Это ему в 1928 году Маяковский пишет «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» – многим наверняка памятное со школы:

Простите
меня,
товарищ Костров,
с присущей
душевной ширью,
что часть
на Париж отпущенных строф
на лирику
я
растранжирю.

Замещая Горького, именно Костров стал главным организатором журнала при его создании, руководил всей повседневной работой на самом трудном этапе раскрутки издания. Но журналу не повезло на самом старте – Костров умер от астмы в сентябре 1930 года. После него журнал подхватил в качестве заместителя Горького знаменитый и многогранный Карл Радек – и журналист, и литератор, и дипломат, и политик, и неиссякаемый источник анекдотов о деятелях коммунистической партии. Но главное – непременный участник-практик международного коммунистического движения. В 1930 году он как раз отрекся от троцкизма, был восстановлен в партии, возглавил бюро международной информации ЦК ВКП(б), активно писал в «Известия» и в «За рубежом» со дня основания. В общем, идеальная кандидатура.

При Радеке «За рубежом» – это ежемесячный журнал с тиражом около 40 тысяч экземпляров, достаточно толстый – более 80 страниц в номере, наполненный преимущественно большими художественно-публицистическими текстами – очерками, рассказами – о том, как повсюду на земном шаре трудящиеся восстают против загнивающего капитализма.

Авторами выступали представители советских полпредств в разных странах, деятели заграничных социал-демократических партий (особенно много немцев, хотя уже и постепенно выдавливаемых из Германии нацизмом), эмигранты из числа сочувствующих Советскому Союзу. Плюс Горький периодически – но не слишком часто, чтобы это было стержнем издания – привлекал видных заграничных писателей. В этом формате обозрения заграничной печати, в т. ч. эмигрантской являлись лишь частью содержания, далеко не самой важной.

Видно, что редколлегия держала курс на работу с массами, соединяя политпросвещение и пропаганду. Установление нацизма в Германии, угнетение китайских трудящихся японской военщиной, партийная борьба в Испании, прозябание русской эмиграции в Нью-Йорке, расцвет чикагской мафии и неаполитанской каморры – все это могло соседствовать под обложкой одного номера. Заканчивала номер обычно подборка корреспонденций под рубрикой «Лицо гибнущего мира». Всё, как и предлагал Горький, отвечая в первом номере журнала на самому себе заданный вопрос «Каким должен быть “За рубежом”»: журнал должен показывать советским гражданам гнусную начинку буржуазного мира, чтобы вызывать к нему ненависть и отвращение.

«…Что именно должны мы показать нашему читателю? В общих словах – нравы и вкусы «послевоенной» буржуазии: небывало уродливое развитие роскоши, распад семьи, положение детей, рост сексуальных извращений, легализацию их, рост преступлений в среде крупной буржуазии, её развлечения и т. д. Нужно показать читателю Союза Советов буржуазную газету, кинофильму, театр и всё, что относится к области «духовной жизни». Нужно показать полицию, суд, церковь и всё прочее, что служит самозащите буржуазии».

В общем, журнал предлагал много интересного. Но предлагал в основном – надо сразу отметить – при помощи больших полубеллетристических очерков, объемы которых вызывают сомнение, что пролетарский читатель мог осилить их все целиком.

Отдельная история – визуальный облик журнала. Общим у всех «горьковских» изданий было не только присутствие Горького в качестве ответственного редактора, но и ориентация на эстетику конструктивизма в оформлении. Это обеспечивалось, например, участием знаменитого Александра Родченко с его фотоколлажами, которые позволяли соединить документальность и публицистичность. «За рубежом», как и другие его журналы-собратья был пропагандистским органом нового типа – они наглядно сопоставляли перед своими читателями жизнь «старого мира» за рубежом и строительство новой жизни в Советском Союзе средствами особого, революционного фотографического языка. Главным дизайнером журнала «За рубежом» была художница-авангардистка Варвара Степанова, жена и соратница Родченко. Она активно комбинировала новаторские для того времени способы подачи визуальной информации – монтаж фотографий, фотоколлажи в оформлении обложек, развороты из фотоочерков, инфографику как тип самостоятельных материалов и т. д.

В таком виде журнал прекратился посреди 1932 года. А затем – в декабре 1932-го возродился в другом облике и формате. Неслучайно в некоторых источниках его история отсчитывается именно с 1932 года, это была действительно вторая жизнь.

Во-первых, сменилось издательство. Журнал стал выпускаться государственным журнально-газетным объединением «Жургаз», которое было создано в 1931 году в результате преобразования акционерного издательства «Огонёк». «Жургаз» – это уникальная страница в истории советской печати, проект, который имел продолжительный коммерческий успех в условиях дотационной советской системы благодаря ориентации на широкий читательский спрос. В рамках «Жургаза» выходило более 30 наименований периодики для самых разных читательских групп, но одинаково популярных и прибыльных. Нашлось среди них место и журналу «За рубежом».

Во-вторых, во главе редакции (опять же в роли заместителя ответственного редактора) встал Михаил Кольцовмотор и лидер «Жургаза», журналист-легенда для СССР 1920-30-х годов. Вездесущий корреспондент, остроумный фельетонист, отважный репортер, предприимчивый и изобретательный редактор – о его делах, свершениях, идеях, изменивших журналистику того времени, написана не одна книга, но можно было бы снять и остросюжетный голливудский сериал, материала хватило бы с избытком.

Кольцов изначально участвовал в создании журналов «Наши достижения» и «СССР на стройке», входил в их редколлегии, так что есть все основания предполагать, что и к появлению «За рубежом» он тоже имел прямое отношение – из их обсуждений с Горьким эти журналы и родились.
В-третьих, под руководством такого человека как Кольцов кардинально изменился формат издания. Теперь «За рубежом» – это журнал-газета с периодичностью 3 раза в месяц (т. е. каждые десять дней) и объемом 24 страницы. Материал на них лучше и точнее структурирован, тексты небольших жанров легче воспринимаются, а фотографии уступают под натиском карикатур – на смену документальной публицистичности Родченко приходят гротеск, гипербола и сатира Кукрыниксов и Бориса Ефимова (родного брата Кольцова).

Горький писал (все еще с Капри, но уже на чемоданах для окончательного возвращения в СССР), что раз журнал теперь в руках Кольцова, то он за него спокоен. Кольцов отвечал, что журнал пошел на ура, его хвалят за то, что есть много чего читать, мало агитационной шелухи, всё доступно и конкретно. Отмечал, что спрос на журнал громадный, и если бы не проблемы с бумагой (в Советском Союзе в начале 1930-х свирепствовал бумажный голод), то легко перешагнули бы за 100 тысяч экземпляров тиража, и все экземпляры разошлись бы.

Рубрики журнала поражают пестротой и разнообразием: «Международное обозрение», «Мировой книжный рынок», «По мировой прессе», «За 10 дней», «Путешествия», «Заметки спортсмена», «Фото-страница», «Служба справок» («Наш атлас»), «Текущий словарь», «Политика в карикатуре». Можно сказать, что без утраты пропагандистского заряда «За рубежом» стал живее, легче и познавательнее. Это все еще не только обозрение заграничной печати – хотя в глазах уже рябит от количества ссылок на «Дейли Геральд», «Таймс» и «Дейли Уоркер» (Лондон), «Юманите», «Пари суар» и «Се суар» (Париж), «Мундо обреро» (Мадрид), «Дойче фольксцайтунг» (Прага), «Нью-Йорк Таймс», «Ивнинг стар» (Вашингтон), «Арбейтер Цейтунг» (Вена) и другие. Но на ряду с перепечатками из других изданий в журнале по-прежнему много авторских материалов советских и зарубежных писателей и поэтов – как известных вроде Генриха Манна, Роже Верселя, Эрнеста Хемингуэя, Ромена Роллана, Андора Габора, так и никому неизвестных авторов из рабочей среды.

Таким журнал «За рубежом» оставался на протяжении большей части 1930-х годов. После смерти Горького у руля единолично встал Михаил Кольцов и уверенно продолжал вести журнал к успеху. Тираж к 1938 году достиг 125 тысяч экземпляров.

Но в 1938 году «Жургаз» был ликвидирован. Часть его изданий была включена в систему партийно-советской печати, распределена по другим государственным издательствам. Остальные, и в том числе «За рубежом», прекратили существование. Почему – вопрос открытый. Конечно, не все популярно-массовое наследство слишком коммерчески независимого и самостоятельного «Жургаза» могло быть адаптировано в других издательствах. В случае с «За рубежом» можно предположить, что еще и политические риски слишком повысились. Международная обстановка в конце 1930-х была такая – вчерашние враги становились партнерами, ориентиры менялись, идеалы пересматривались, до пакта с Германией оставался всего год – что легко было допустить грубую политическую ошибку. В массовом издании это, конечно, непозволительно. Ну а в конце 1938 года был арестован и редактор. Через год с небольшим Кольцова, непримиримого борца с фашизмом, расстреляли как врага народа и агента вражеских разведок.

Понадобилось появление в советской журналистике не менее крупной и незаурядной фигуры, чем Кольцов, чтобы возобновить журнал. Но случилось это только через 20 с лишним лет, когда ледоколом, пробивающим толщу идеологических догм, в «оттепель» вломился Алексей Аджубей. Но это будет уже совсем другая история.
Константин Алексеев

В иллюстрации использовано изображение автора popcornarts с сайта Noun Project (CCBY3.0), фото с сайта https://unsplash.com/, фото ttps://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=20709930 и фото https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=1949492
26.04.2023
Важное

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант — один из крупнейших мыслителей в истории мировой философии.

22.04.2024 19:00:00

Таитяне обеспокоены проведением соревнований по серфингу у деревни Теахупоо на юго-западном побережье острова.

22.04.2024 17:00:00

Раскрыты детали мегапроекта, требующего 5 гигаватт энергии.

22.04.2024 14:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.