Сделано в Китае 2025

Сделано в Китае 2025

Об этапах развития Китая и основных его проблемах в условиях современной геополитической реальности рассказал Алексей Маслов. Доктор исторических наук, профессор, директор Института стран Азии и Африки МГУ представил свой доклад в рамках XXV Международной научно-практической конференции, которая прошла на экономическом факультете РУДН имени Патриса Лумумбы. Информационное сопровождение организовал партер Евразийской медиагруппы — сеть TV BRICS


«Made in China 2025» («Сделано в Китае 2025» — прим.ред.). Как КНР планирует вытеснить с мирового рынка других производителей

- Если исходить из тех документов, которые планировались Госсоветом КНР и Коммунистической партией Китая, то мы видим, что Китай разбивал всё свое развитие на 4 этапа. Первый этап был до 2010 года. Это создание устойчивой модели роста. Именно в этот момент реализовывалась, как ни странно, самая простая модель развития. Китай предлагал очень дешёвую рабочую силу. Предлагал рынок в обмен на технологии, поэтому иностранные технологии пришли в Китай в большом объёме. Китай открыл страну для торговли и ввёл огромное число стимулирующих мер для притока иностранных капиталов. Этот этап Китай отработал блестяще и перешёл ко второму этапу. Это построение макроэкономического региона. Макроэкономический регион Китаю нужен для того, чтобы торговать и взаимодействовать в комфортных условиях, вовлекая в своё экономическое развитие всё новые и новые регионы. Начиная с 2010 года, Китай перестраивает свою модель, чтобы перейти с позиции массового товарного производства на производство высоких технологий и экспорт капиталов. Именно в этот период были созданы транснациональные корпорации: Huawei, ZTE, Alibaba и другие. Главная задача - это не просто напитать Китай технологиями, а перехватить инициативу в управлении глобальными информационными и техническими ресурсами. Китай практически параллельно, вместе со вторым этапом, переходит к третьему. Это достижение научно-технологического превосходства. В этом плане было принято несколько программ, прежде всего программа «Made in China 2025» («Сделано в Китае 2025» — прим.ред.). Ее идея заключалась в том, чтобы вытеснить с мировых рынков целый ряд зарубежных стейкхолдеров.

Борьба гигантов: Китай vs США

- Именно на этапе перехода от второго к третьему этапу начинается атака на Китай со стороны США. Главная задача США сейчас - это не просто приостановить развитие Китая. Самое главное - снести ту модель, которую Китай предлагал за последние годы. То есть сделать так, чтобы Китай никогда больше не смог развиваться в тех темпах и, самое главное, в тех смыслах, которые он предлагал.

Китай планировал переходить к четвертому этапу - планировал предлагать новое глобальное видение. Зачатки этих предложений мы видим и знаем. Это, например, лозунг «Единая судьба человечества» или «Человечество единой судьбы». Это переход к идее «Один пояс –один путь». Сейчас эта модель пришла к некоему логическому переосмыслению. На этом этапе сейчас Китай и находится.

У Китая сейчас есть масса новых вызовов. Самые главные - это истощение старой модели роста и оперативность перехода на новую модель. Все успехи, которые были достигнуты Китаем - и рост промышленности, и огромное число новых технологий, новых форм образования, развитие Китая «вширь» - все это было достигнуто в рамках старой модели, когда Китай представлялся дружеской страной для США, для Европы. Когда Китай рос на основе использования тех ресурсов и механизмов, которые были созданы до него. Прежде всего, это интеграция в долларовую и в евроэкономику. Это использование механизмов ВТО - исполнение торговых механизмов. Это то, на чём Китай и поднимался. Китай представлял свою продукцию, но использовал чужие механизмы. Эта модель больше не работает. Более того - сам Китай от неё начал отказываться, потому что нельзя быть «страной номер один», когда ты работаешь в рамках другой модели.

Поэтому и была выдвинута идея, которая была озаглавлена как «Китайская мечта». Многими она воспринимается исключительно как красивый политический лозунг. На самом деле, «Китайская мечта» - это попытка восстановить роль и вес Китая, которыми он обладал в мировой экономике до середины 19 века, до момента прихода в Китай европейцев, когда Китай производил около 30-35% мирового ВВП. Китаю нужен был новый стимул, «облаченный» в хорошие лозунги. Одновременно в Китае развивается борьба против коррупции патернализма, это начинается приблизительно с 2013 года и идёт до сих пор. Совсем недавно была арестована в Китае новая группа коррупционеров из высшего партийного эшелона. Но здесь надо учитывать, что речь идёт не о банальной коррупции. Речь идёт прежде всего о том, что Си Цзиньпин и его группа пытаются всячески поставить под контроль региональные элиты, которые стали весьма богатыми. Так как в Китае было всегда так: когда региональные элиты брали власть в свои руки - это становилось началом развала Китая.

Естественно, ни о каком развале Китая сегодня речи идти не может. Но Си Цзиньпин практически на всём протяжении своего управления, то есть с 2012 и 2013 годов, весьма жёстко и решительно подавляет любые региональные, властно-финансовые элиты. Это нужно для внешнего прорыва Китая.

Именно при Си Цзиньпине начинается массированный экспорт капиталов в мир, Китай становится самым крупным инвестором. Экспорт капитала первоначально шёл очень неудачный. Самое главное - без какой-то стратегии. И сделан был не столько для того, чтобы просто взять и вывести капиталы, а для того, чтобы не создавать никаких напряжений на финансовых рынках внутри Китая. То есть нужен был какой-то внешний стимул для экспорта. С 2013-2014 годов и вплоть до сегодняшнего момента Китай активно прорывается в Центральную Азию, Африку, Латинскую Америку. Ну и, конечно, в США и в Европу. Если мы посмотрим все основные выступления Си Цзиньпина за последние два месяца – они посвящены только двум основным темам. Эта борьба против коррупции и борьба за суверенные технологии, за возможность отказа от технологий США. И учитывая, что сегодня Китай значительно зависит от американских и европейских технологий, он сегодня крайне озабочен тем, что американские технологии, в том числе биотехнологии, компьютерные технологии уходят из Китая. Страна на них очень рассчитывала, потому что единственное, в чём она отставала от США - это, прежде всего, технологии. Борьба за технологическое развитие - это вопрос номер один.

Ещё один вызовом для Китая стало так называемое размежевание США. Формально Китай этого не признаёт. Недавно министр иностранных дел страны Цинь Ган говорил о том, что ни о каком размежевании речи не идет. В реальности то, чего всегда хотел Китай – это отойти от США и выстраивать свою модель, воспользовавшись пониманием механизмов регулирования финансовых рынков и новыми технологиями.

Новая эра женьминьби и старые проблемы

- То, чем сейчас Китай озабочен - это создание новых банковских и финансовых механизмов. Речь идёт о механизмах, связанных с электронным юанем – жэньминьби. Этот вопрос активно обсуждается в китайском обществе. До сих пор Китай не объявил, будет ли это ещё один тип валюты, как наличная и безналичная. Либо Китай будет делать что-то иное. Самое главное - Китай прекрасно понимает, что сейчас ему придётся привязывать к своей валюте всех участников рынка, которые работают с ним в рамках "Одного пояса и одного пути". С Россией идут активные переговоры, с Бразилией недавно были переговоры. Так что Китай будет в ближайшее время, скорее всего, уже в следующем году, внедрять свой электронный юань для транснациональных расчётов. И пытаться из него выстроить новую финансово-банковскую систему.

Параллельно с этим в Китае растут социально-политические риски. Прежде всего, это заметное падение экономики, это огромные долги перед центральным бюджетом и так далее. Для того, чтобы преодолеть все эти проблемы, Китай начинает создавать глобальные тренды. "Пояс и путь" – это попытка Китая выйти за сферы традиционного влияния. Страна перемещает целый ряд инфраструктурных проектов далеко за свои рубежи. Китай хорошо работает со странами Азии, проникает в Африку: товарооборот по прошлому году составил почти 260 миллиардов долларов.

Еще одна проблема Китая – рост внутреннего долга, который довольно велик. Многие предприятия в Китае считаются планово-убыточными, банки малые должны банкам большим, население должнo банкам. Казалось бы, это является критическим моментом, однако китайские экономисты пишут: «не страшно, юани - наши, мы сами возьмём и напечатаем, и как хотим, так и будем поступать». Поэтому для Китая политически это не является серьёзной проблемой. Что действительно является проблемой - это торможение роста. Как-то говорили, что если рост китайского ВВП упадёт ниже 6% - будет кризис. Он упал ниже 6%. Но ничего критического не произошло, Кроме того, что сменилось руководство многих провинций и экономических блоков.

Далее - огромные проблемы с со старением населения. Это уменьшение доли молодого населения, увеличение доли пожилого населения и, главное, огромные долги пенсионного фонда. Все пенсионные фонды в Китае формируются сейчас не за счёт совместных вложений, а за счёт государства. Практически все провинции, кроме двух, должны центральному пенсионному фонду. Всё покрывается за счёт трансферов из центрального бюджета.

Еще одна проблема - заметное удорожание производства. Сегодня себестоимость производства в Индии, в Индонезии, во Вьетнаме составляет 30-40% от китайского. И сейчас, например, производство многих вещей в Китае обходится дороже, чем в России. Китай потерял много каналов экспортоориентированной продукции, потому что такие страны, как Бразилия, Индонезия, Индия поставляют более дешёвый, но, правда, не более качественный товар. Плюс к этому падает приток прямых иностранных инвестиций, и в прошлом году было зафиксировано заметное падение внутреннего рынка потребления. Как следствие - начала «захлёбываться» промышленность, которая не имела стимула производить необходимое количество продукции. Внутренний рынок Китая по-прежнему остаётся нестабильным.

Новый инфраструктурный план

- Как Китай решает проблему? Он решает проблему глобально, пытается пробросить решение на 10-30 лет вперёд. Сейчас основной план, который введён в Китае - это так называемый новый инфраструктурный план. Это попытка увязать инвестиции сразу в несколько стратегических областей, не ожидая отдачи от этих инвестиций непосредственно сейчас. Это создание инфраструктуры искусства, интеллекта, интернета вещей, когда весь Китай должен быть охвачен этими трендами. Это построение междугородних высокоскоростных железных дорог по всему Китаю. И, наконец, обслуживание всего этого - инвестиция в научно-исследовательские институты, причём не в старые институты Академии наук, а в новые или переделанные старые институты, которые должны интеллектуальным и, самое главное, научным образом обслуживать инфраструктурный план. Таким образом, все - от простых рабочих до профессоров и учёных - получают свои инвестиции на ближайшие 10-15 лет. Вложения по этому направлению должны составить до 2025 года почти 2,5 триллиона долларов. Однако здесь есть ещё один момент. Такой объём денег приводит к тому, что ежемесячно в Китае денежная масса увеличивается на 8, а иногда и на 10%. При этом инфляции не происходит, поскольку рынок быстро подтягивается к денежным излишкам. Китай не боится выбрасывать деньги на рынок, чтобы рынок рос.

Три кита инвестиций Китая

- Самое главное, к чему стремился Китай - это постоянно инвестировать в крупные страны: в США, в страны Европы. Например, в 2016 году китайские инвестиции в США достигали почти 47 миллиардов долларов. Если мы посмотрим, как США инвестирует в КНР, то увидим, что 71% инвестиций - это создание новых предприятий: американцы приносят свои технологии и с нуля строят завод. Есть же мы смотрим, как КНР инвестирует в США, кстати говоря - точно так же, как и в другие страны мира - то 92% инвестиций идут в уже существующие предприятия. Это стандартная инвестиция: путём либо покупки акций, либо путём слияний и поглощения. В этом плане Китай инвестирует только по 3 важным направлениям. Первое — в энергетику. Поэтому, кстати, крупные инвестиции из Китая в Россию идут в область энергетики: «Ямал СПГ», «Арктик СПГ 2», некоторые другие объекты. Китай, во-вторых, инвестирует в известные торговые марки или известные бренды. Например, покупает Volvo или когда-то купил IBM, чего в России – мегабрендов – пока не наблюдается. Ну и, наконец, Китай инвестирует в крупные и успешные инфраструктуры, например, портовые сооружения и порты. Например, в 2017 году Китай купил порт Пирея, в 2019-2020 годах были закрыты сделки по ряду итальянских портов, в том числе Генуя, Триест.

Таким образом, Китай разработал для себя очень важную классическую модель - расширение своего влияния за счёт массированных инвестиций по всему миру. Это первый момент. И второй момент. Это модель расширения влияния за счёт перехвата инициативы в области науки и технологий своих операционных систем, искусственного интеллекта, систем облачного хранения и так далее. Но из-за того, что США почувствовали угрозу своему будущему, господству доллара, и началась серьёзная атака на Китай.

Китай сейчас, по сути дела, перестраивает свою модель в течение одного-двух лет, потому что теперь он будет стремиться укрепить связи не вообще со всем миром, а укрепить связи, прежде всего, с некоторыми регионами. Мы видим, что Китай активно начал работать со странами Центральной Азии, с Россией, со странами Африки. Прежде всего сейчас Китай будет разрабатывать новые валютные, финансовые механизмы и использовать уже существующие банки и типы нового банка БРИКС, банк инфраструктурных инвестиций для того, чтобы стабилизировать свою ситуацию. Если все пойдет по представленному мной сценарию — азиатская торговля «схлопнется».


 

10.05.2023
Важное

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант — один из крупнейших мыслителей в истории мировой философии.

22.04.2024 19:00:00

Таитяне обеспокоены проведением соревнований по серфингу у деревни Теахупоо на юго-западном побережье острова.

22.04.2024 17:00:00

Раскрыты детали мегапроекта, требующего 5 гигаватт энергии.

22.04.2024 14:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.