Не навреди

Не навреди

Если зреть в корень, как призывал Козьма Прутков, то права человека никогда не были «белой и пушистой» темой. Пожалуй, так могло казаться благодушному наблюдателю в обманчиво спокойный период конца прошлого века - нулевых лет текущего («холодная война» позади, многосторонность, включая ООН, - на подъёме). Но сегодня проблематика эта отнюдь не выглядит поощряющей согласие.


Под знаменем защиты прав человека всё так же собираются многочисленные активисты и энтузиасты по долгу службы. Но к их доводам мало прислушиваются критики и скептики, чьи ряды выросли значительно. И это касается отнюдь не только настроений в России; речь идёт о широком феномене. С одной стороны, немало ситуаций, когда права человека становятся яблоком раздора в странах и «Глобального Юга», и «Глобального Севера». С другой стороны, само представление о них как об универсальной ценности оспаривается всё чаще. Настойчивее звучат голоса, что однообразной, единственно правильной трактовки прав человека не может быть, что это от лукавого. Тем самым прибавляет в злободневности отнюдь не новый водораздел между блоками политических и социально-экономических прав и свобод.

Однако не всё конфронтационно под луной. Повестка «Бизнес и права человека» (БПЧ) выглядит куда менее сеющей рознь, да к тому же остаётся незатёртой (её вынесло на авансцену пару десятков лет тому назад). Циник, вероятно, скажет, что речь опять идёт о пиар-упражнении из разряда «за всё хорошее и против всего плохого». Но на деле БПЧ отражает идущее переосмысливание сути экономического роста и предпринимательства как такового. Любой настоящий рыночный игрок понимает, что доход сопряжён с ответственностью. Быть ответственным перед обществом в конечном счёте выгодно.

Именно поэтому принятые под эгидой ООН в 2011 году Руководящие принципы (The UN Guiding Principles on Business and Human Rights) произвели такой фурор и очень быстро сказались на политических установках и корпоративной практике в самых разных странах. Этот эффект за последний десяток лет был ощутим в сферах как «мягкого» (к каковому и относятся Принципы), так и «жёсткого» права. Сказалось, прежде всего, что БПЧ стала органичной частью глобальной повестки устойчивого развития, которую не поставили под вопрос геополитические бури последних лет. Кроме того – отходя от высокого штиля - под правочеловеческим флёром скрывается куда как насущная для частного сектора практика управления рисками.

А она, эта практика, описывается очень понятным для бизнеса языком: должная осмотрительность, стандарты эффективности, нефинансовая отчётность, разные подходы к акционерам и заинтересованным сторонам (стейкхолдерам, если на языке рынка). Связывающий всё это воедино лозунг «Не навреди» точно описывает взаимоотношения компаний с потребителями, социальными группами, коренными народами и так далее.

Особенно важно, что ооновские Руководящие принципы стоят на трёх опорах. Это: а) обязанность государств защищать своих граждан от нарушений прав человека; б) ответственность компаний реагировать, если «напортачили»; в) доступ пострадавших к средствам правовой защиты. Следование этим началам, по логике, должно означать принятие неидеальной реальности. Но продвижение к лучшему будущему даётся непросто.

Что и показал прошедший в конце ноября прошлого года в Женеве Форум «Бизнес и права человека». Этот созываемый ООН ежегодно хурал стал крупнейшей встречей предпринимателей, общественников, профсоюзников, юристов, учёных, международных чиновников. Число участников – лично или онлайн – составило почти четыре тысячи; они представляли 144 страны и десятки международных организаций и НКО.

Три дня дебатов в европейской столице ООН подтвердили: «предпринимательство в зеркале прав человека» актуально ибо не является умозрительной темой. Напротив, здесь открывается оригинальное «окно» на широкое поле проблем мировой экономики. Через БПЧ проступают неравноправные мирохозяйственные связи, сбои в функционировании рынков, сбивчивый «зелёный переход», нелады между правительствами развивающихся стран и ТНК.

Мало удивило, что, как и бывает на глобальных встречах, по ряду вопросов разговор съехал в уже наезженную колею. Но большей частью дискуссия была далёкой от избитых истин. Полезным, скажем, было сравнение трактовки Руководящих принципов ООН в разных регионах. Если в Европе, Северной Америке определилась систематичная линия – одновременно и протекционистская, и наступательная - то развивающийся мир продолжает искать модальности для защиты собственных интересов.

При этом обзор дел в регионах Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии принёс мало сюрпризов. Ожидаемо перечислялись сложности: доминирование государства над гражданским обществом, проблемная законность, влияние «серой» экономики, слабость профсоюзов и, как результат всего этого, – неблестящее самочувствие прав человека. А ещё постоянно звучала тема влияния новых моментов в политике и практике Евросоюза (прежде всего, последние Директивы брюссельской бюрократии) на рыночные обстоятельства в данной группе стран. И, надо сказать, делегаты находили мало критических слов для экстерриториальных «новаций» Брюсселя; они предпочитали говорить о том, как подстраиваться под законодательство Евросоюза и его членов, прежде всего – Германии.

Более резонансной была полемика вокруг «смычки» повесток БПЧ и климата. Опыт говорит о том, что они нередко накладываются друг на друга. Отсюда, как и делают упрощенцы, рукой подать до того, чтобы просто ставить знак равенства между двумя феноменами. Реалисты же возражают, приводя два, пожалуй, основных довода. Во-первых, политическая география: климатические проблемы глобальны, и им глубоко безразличны границы государств. Правочеловеческие же – ограничены национальными или региональными (скажем, ЕС) юрисдикциями. Во-вторых, временные параметры: нарушение прав человека, как правило, конкретно и требует реакции срочной, её нельзя откладывать на потом (пускай в жизни нередко именно так и случается). Климатический же кризис имеет протяжённый характер, недаром его рубежи – 2030, 2050, 2060… годы.

Неоднократно – и нелицеприятно – звучали в Женеве темы средств правовой защиты от «огрехов» бизнеса для мигрантов и коренных народов. Представители последних занимали большей частью максималистские позиции, в том числе выступая за скорейшее заключение договора государств, регулирующего поведение бизнес-игроков с позиций прав человека (переговоры идут не первый год, но ни шатко, ни валко).

Немалая часть заседаний была посвящена тенденциям на «Глобальном Юге» - в Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тональность выступлений была зачастую довольно резкой; во всяком случае, «поглаживания по шерсти» бизнеса из постиндустриальных стран участники избегали. Дискуссия же о трендах в государствах «Глобального Севера» уже привычно сфокусировалась на выходе Руководящих принципов ООН в плоскость имеющего обязательную силу законодательства. Активно продвигаемый в ЕС и отдельных странах сдвиг в сторону обязательной должной осмотрительности (mandatory human rights due diligence) сами инициаторы реалистично оценивают как несущий не только плюсы. Для них не секрет колючая реакция в развивающемся мире: «Вы решаете за нас без нас».

Символ времени: одной из самых оживлённых сессий стала та, что была посвящена БПЧ в контекстах напряжённости («Уйти или остаться», если дела вокруг идут не так, как планировалось). Разговор на фоне множащихся кризисов и конфликтов в мире был местами весьма острым, в том числе и касательно России. Тема вообще отнюдь не чужая для нашей страны с сегодняшними дилеммами вокруг желающих ретироваться зарубежных компаний и их активов. Прозвучала и критика Китая за «нарушения прав человека» в Синьцзяне. Выпуклым моментом стали выпады в сторону поведения западного бизнеса на фоне войны между Израилем и ХАМАС.

В целом же, как подтвердил Форум, правочеловеческий «срез» помогает наводить мосты между требованиями социальной справедливости и рыночным «эго» в обществе. С этих позиций весьма полезным стал инициированный российским предпринимательским сообществом проект «Создание общности практик в сфере Бизнес и права человека». Проект только что завершился; надо осмыслить, что он принёс – и без паузы обдумать дальнейшие шаги на этом пути.



Александр Горелик, эксперт по международным организациям

В иллюстрации использовано изображение автора Amethyst Studio (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/
09.02.2024
Важное

На аукционе в Новой Зеландии перо вымершей птицы гуйя продали почти за 28,5 тысячи долларов.

27.05.2024 09:00:00

Чип внедрят в мозг ещё одного пациента.

26.05.2024 13:00:00

Калифорнийский музей Брод увеличит свою площадь на 70 %.

26.05.2024 09:00:00
Другие Статьи
Елена Бобкова

Основатель музея, этнограф Константин Куксин - о  том, как удалось воссоздать национальный колорит «домов» со всего света.

Наш обозреватель Родион Чемонин убеждён, что С. С. Раджамули круче, чем Джеймс Кэмерон

По мнению Родиона Чемонина, первое правило китайского кинопроката – не говорить о китайском кинопрокате.

Трагедия отодвинула на второй план политические разногласия и объединила усилия мирового сообщества в помощи пострадавшим.